Статьи по видам промышленности

50001.pro

Тэги

интервью   проекты ЮНИДО   ЕврАзЭс   промышленное развитие   экология   энергоэффективность   зеленое строительство   зеленые стандарты   качество жизни   сертификация   передача технологий   гидропоника   ГХФУ   ХФУ   R22   озоновые дыры   монреальский протокол   киотский протокол   общественное обсуждение   профессиональное образование   аммиак   промышленность   углерод   глобальное потепление   парниковый эффект   технологии   очистка воды   сточные воды   химический лизинг   зарубежный опыт   энергоаудит   альтернативные источники энергии   биоэнергетика   ветроэнергетика   гидроэнергетика   водородная энергетика   ГЭФ   переработка мусора   саморегулируемые организации   тепловые насосы   нормативы и правила   природный газ   биоразнообразие   инвестиции   возобновляемые источники энергии   гранты   частное партнерство   озоновый слой   землепользование   мировой океан   рыболовство   конференции   социальная ответственность   морские перевозки   энергоменеджмент   уран   ядерная энергетика   озоноразрушающие вещества   биотопливо   законопроекты   налоговые льготы   промышленная интеграция стран   международное сотрудничество   энергосбережение   автоматизация зданий   АЭС   благотворительность  

ЮНИДО в России

Сергей Анатольевич Коротков, директор Центра международного промышленного сотрудничества ЮНИДО в Российской Федерации

— Сергей Анатольевич, расскажите, пожалуйста, об основных направлениях деятельности ЮНИДО в России.

— Наш офис — один из тринадцати офисов ITPO (Investment Technology Promotion Office) UNIDO (в английской аббревиатуре), мы же его называем так, как он назывался со дня основания в 1989 году, — Центр международного промышленного сотрудничества ЮНИДО в России. В 1992 году все документы о создании Центра между ЮНИДО и Правительством РФ были переподписаны. Таким образом, Центр функционирует более двадцати лет.

На сегодняшний день наша основная задача — привлечение в Россию иностранных технологий и инвестиций, связанных с целями модернизации российской промышленности и экономики, продвижение российских технологий в другие страны, помощь в размещении средств российских инвесторов в третьих странах. Мы работаем в соответствии с целями и задачами ЮНИДО, а это в первую очередь все связанное с концепцией «green industry» («зеленой промышленности» — этот термин принят и широко распространен на Западе): промышленность и экология, рациональное природопользование, энергоэффективность, защита окружающей среды от промышленного воздействия, в частности, вывод из оборота озоноразрушающих веществ (ГХФУ) по Монреальскому протоколу, утилизация стойких органических загрязнителей в соответствии со Стокгольмской конвенцией, обязательства РФ по Киотскому протоколу и так далее. Занимаемся вопросами, связанными с защитой водных ресурсов и их рациональным использованием.

В отношении российских регионов ориентируемся на их запросы. В настоящее время работаем с Брянской, Иркутской областями, с Башкирией, начинаем проект с Татарстаном. Есть и другие региональные проекты, в частности, в Самарской области мы реализуем финансируемый за счет средств Европейского союза проект производства автокомпонентов.

— Давайте поговорим о финансировании проектов ЮНИДО подробнее. Судя по Вашим словам, есть большая разница между региональными и федеральными проектами, между проектами с финансированием за счет бюджетов регионов и из других средств.

— До 2005 года Россия получала финансовую помощь по линии ЮНИДО как страна с переходной экономикой, а с 2005 года РФ такой помощи не получает, так как является уже страной с рыночной экономикой и способна финансировать себя самостоятельно. С 2009 года Россия сама вносит средства в фонд промышленного развития ЮНИДО, проекты из этого фонда выполняются по согласованию с Правительством РФ.

Региональные проекты выполняются по запросу правительств того или иного региона. Они обращаются в Министерство иностранных дел, которое направляет соответствующий запрос в Секретариат ЮНИДО. В основном это проекты, связанные с экологией и энергоэффективностью, кластерной политикой, развитием малого и среднего бизнеса, агропробизнеса. Например, сейчас мы ведем переговоры с Московской областью, предмет их интереса — утилизация отходов, waste management, как говорят на Западе. Делали подобные и другие работы для Москвы, для Приморья, для других регионов.

Теперь о проектах, выполняющихся за счет средств Фонда промышленного развития ЮНИДО. Уже второй год Россия вносит средства в этот фонд, и по просьбе нашего правительства мы ведем работу в странах СНГ и ЕврАзЭС. Для России важно, чтобы промышленная интеграция этих стран происходила с учетом российских интересов и с использованием инструментов ЮНИДО. Это прежде всего вопросы, связанные с технологическим трансфером, с инвестициями, с подбором потенциальных партнеров для больших компаний, которые имеют интерес к производству чего-либо в этих странах. В странах СНГ нет самостоятельных офисов, в отдельных странах есть лишь так называемые ЮНИДО «деск» из одного человека, функции которого — связь между правительством и штаб-квартирой ЮНИДО в Вене. Ведутся переговоры о создании офисов ЮНИДО в Казахстане и Украине, но пока до реализации не дошло, поэтому почти все проекты в странах СНГ и ЕврАзЭС делаются через нас.

Очень важные проекты, которые мы хотим реализовать как раз за счет средств фонда, — проекты очистки Волги и Каспия. Был подобный опыт в Европе, делали проекты по Дунаю, Днепру — теперь будем переносить опыт сюда.

За счет же средств международных финансовых инструментов, в данном случае по линии Глобального экологического фонда, в России на данный момент выполняются два проекта. Один связан с выводом из обращения озоноразрушающих веществ, главным образом гидрохлорфторуглеродов (ГХФУ), и с заменой их новыми веществами. Второй проект — это повышение энергоэффективности для промышленных предприятий, в основном малого и среднего масштаба. ГЭФ выделил средства, и ЮНИДО совместно с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) в настоящее время занимается этим проектом. ЮНИДО, как правило, переносит на новые территории опыт, полученный в других странах. Вот по энергоэффективности последний большой проект был реализован в Китае, и Правительство КНР осталось довольно. Соответственно, работая в России, мы обязательно учтем этот опыт. И проект по выводу ГХФУ, и повышение энергоэффективности — проекты, где основным принципом будут поддержка наилучших существующих технологий и формирование соответствующих рыночных условий.

— Какова роль ЮНИДО в этих проектах? Чем непосредственно будет заниматься Ваш офис?

— Для ЮНИДО характерен комплексный подход к проблеме с ее пристальным изучением. Вот, скажем, есть некое условное предприятие, где не все хорошо с энерго­эффективностью. Мы анализируем весь техпроцесс, от начала до конца. Ведь для повышения энергоэффективности недостаточно, скажем, просто заменить двигатель на более современный — нужно пройти по всей цепочке производства, где-то заменить уплотнители, где-то фильтры, какие-то системы оснастить современной автоматикой. И все это нужно сделать, не нарушая процесса производства.

Таким образом, эксперты ЮНИДО выезжают на предприятие, проводят аудит всей технологической цепочки, на основе его результатов готовятся рекомендации и оказывается помощь с их реализацией: подыскиваются технологии, поставщики, средства и так далее.

— Вы упоминали о проекте, который, возможно, будет реализован в Московской области. Расскажите, пожалуйста, о нем подробнее — проблема избыточного количества мусора заметна, пожалуй, всем жителям этого региона.

— В Московской области огромное количество «диких» и официальных свалок мусора, которые существуют уже десятилетия и отравляют все вокруг. В то же время во многих странах, в той же Европе, системы утилизации отходов давно построены и работают. Задача, которую ставит правительство, — построить подобную систему сбора, переработки и утилизации мусора.

Сегодня у нас есть предложения от европейцев, которые готовы за свой счет устанавливать здесь станции сортировки мусора. Им нужны органические отходы, которые они хотят перерабатывать в топливо, упаковывать, вывозить и продавать на территории ЕС. Твердые отходы при этом будут утилизироваться с применением наилучших существующих технологий.

Как видите, есть спрос и есть предложение. Наша задача — соотнести одно с другим, разработать механизм и внедрить его.

Сергей Анатольевич Коротков, директор Центра международного промышленного сотрудничества ЮНИДО в Российской Федерации

— Насколько вообще приживается европейский опыт в России? Ведь Европа и территорию меньшую имеет, и экологией в промышленности занимается много дольше…

— Внедрение какого-либо опыта вообще процесс непростой. Поясню на примере медицинских отходов, которые согласно Стокгольмской конвенции подпадают под определение особо опасных отходов. У нас в стране разработаны свои технологии сбора и утилизации таких отходов. Но разработчики этих технологий часто даже не знают ни друг о друге, ни о том, что эти вопросы затронуты в международном соглашении, подписанном Россией. Мы занимались этим вопросом, делали презентации по утилизации таких отходов — и нас с удивлением спрашивали, где эту конвенцию можно взять. В этом документе прописаны многие важные параметры утилизации таких отходов, а у нас имеются свои стандарты, которые необходимо сравнить и сопоставить, а также адаптировать. Так зачем изобретать велосипед, если все уже есть? Мы постоянно сталкиваемся с недоинформированностью людей относительно международного опыта. Люди занимаются этим вопросом, потому что он остро стоит, потому что понимают опасность таких отходов, и таких людей много, но, не будь такой недоинформированности, им было бы намного проще. Да и переделывать потом дорого и сложно, лучше уж сразу учитывать опыт других стран.

Наш Центр — организация не очень большая, мы не можем централизовать и охватить все, так что надеемся в том числе и на наше издание, задача которого как раз и состоит в том, чтобы сообщать: вот такие есть проблемы, вот такие пути решения и организации, которые этими проблемами занимаются в соответствии с международными стандартами. Россия участвует в большом количестве различных международных соглашений по линии ЮНИДО, постоянно подписываются новые. И наша задача — донести до наших производителей существование обязательств и стандартов. Работа эта непростая, очень большая, но, как говорится, вода камень точит.

— Вы работаете в основном с промышленными предприятиями?

— Да, с промышленными и агропромышленными предприятиями.

Допустим, в свое время мы создавали тут, в Подмосковье, комплекс по производству безвирусного картофеля. Это, кстати, весьма успешный проект — создана компания, которая сейчас имеет контракт с сетью ресторанов McDonald’s в Москве и области.

Был опыт передачи по линии ЮНИДО итальянских технологий для нужд кожевенно-обувной промышленности: поставили оборудование, запустили линии, обучили персонал — и успешно производят обувь с начала 2000 х годов.

— Что ЮНИДО может предложить промышленному предприятию?

— В рамках уже упомянутого проекта повышения энергоэффективности мы можем предложить технологические решения, которые позволяют обеспечить эффективность всего процесса производства. Для этого нужно будет провести энергоаудит предприятия, выяснить, над чем стоит поработать. В Европе активно внедряется система «белых сертификатов», которые выдаются предприятиям, использующим новые технологии для снижения энергопотребления. Возможно, такая система заработает и у нас.

Другая сторона подобного сотрудничества — мы можем работать с европейскими банками, предоставляющими целевые кредиты на замену оборудования в рамках модернизации производства. Также мы можем помочь подобрать соответствующее кредиту оборудование, помочь с технологиями и так далее.

Подведем черту. Модернизация промышленности — задача государства, наши функции — помочь и государству, и промышленности с технологиями, стандартами, опытом.

— Насколько, как Вы считаете, мы отстали от Европы в плане той же энергоэффективности?

— Думаю, что по некоторым предприятиям лет на двадцать отстали точно. Но здесь все очень индивидуально: есть весьма современные предприятия. Совсем недавно я ездил на одно из новых предприятий «Газпрома», производящее газовые котлы, счетчики и другое оборудование. Никакого отставания! Предприятие построено недавно и успешно работает.

Есть и другие примеры модернизированных производств. Вот, скажем, одно такое предприятие выпускает весьма современные свето­диодные лампы.

— Как Вы думаете, уложимся мы в отведенные сроки по выводу ГХФУ? Конечно, у нас есть еще несколько лет, но все же…

— Когда меня спрашивают, получится или нет, я всегда говорю, что, если ничего не делать, не получится точно, а если будем работать, то шансы есть. Вопрос, конечно, — как именно будем работать? Но надо стараться, чтобы уложились. Мы со своей стороны уже наладили диалог с предприятиями, начинаем понимать, куда пойдут средства и что на них будет сделано.

— Вы упомянули о том, что организация у Вас небольшая. Сколько всего людей в штаб-квартире UNIDO и в российском офисе?

— В штаб-квартире — около 800 человек, и каждый занимается своим делом, так что народу не очень много. В российском офисе — всего пять человек, но мы постоянно привлекаем людей под конкретные проекты, так что с ними, конечно, сотрудников больше.

В других офисах ITPO ситуация схожая, хотя сопоставлять их, конечно, нельзя. Вот, скажем, Китай: в Пекине — один человек, а в Шанхае сотрудников много, в римском офисе десятки людей, а в Мексике всего два человека. Везде столько людей, сколько требуется в данный момент в этой стране.

— Есть ли страна, опыт которой нам следовало бы изучать и внедрять наиболее активно? Есть ли офис ITPO, на который Вы ориентируетесь больше всего?

— Мы встречаемся, обмениваемся опытом, но конечно же, задачи у всех свои, и решаются они по-разному. Каждый офис ITPO наиболее активно работает в строго определенных странах со своими проблемами и сильными сторонами, скажем, греческий офис активно работает с африканскими странами. Конечно, опыт других подразделений нам помогает, да и соглашения с различными структурами часто не ограничиваются одной страной.

Но я не думаю, что мы сильно схожи с Францией или Италией. Китай и Бразилия похожи на нас больше, но у каждой страны своя специфика развития. Так что изучаем мы весь международный опыт, нет такого, чтобы с кем-то у нас все было одинаково.

— Вы упоминали о том, что одна из Ваших задач — содействие российским инвестициям за рубежом…

— Да, к нам обращаются предприниматели, которым было бы интересно выйти на рынки других стран, к примеру, на Африку, на Латинскую Америку. В основном это представители малого и среднего бизнеса. Очень большим предприятиям выход на зарубежные рынки, как правило, не составляет проблем, а вот среднему бизнесу ЮНИДО могла бы пригодиться для снижения экономических, социальных, репутационных рисков и так далее. Если мы делаем проект по линии ЮНИДО — это проект ООН, и это сильно упрощает ситуацию в Африке, где, говорят, работать непросто. Вот в данный момент мы делаем такой проект для Сьерра-Леоне: с помощью российских технологий мы организуем рыбоперерабатывающую промышленность. Там с переработкой морепродуктов, можно сказать, дело обстоит никак — а у нас есть и НИИ, и производства, и люди, которые могут научить, как правильно ловить, когда и до какой температуры охлаждать, где хранить и во что перерабатывать.

Сергей Анатольевич Коротков, директор Центра международного промышленного сотрудничества ЮНИДО в Российской Федерации

— В 2005 году Россия прекратила получать дотации по линии ЮНИДО, а с 2009 года начала финансировать Фонд промышленного развития ЮНИДО сама. Что было в эти четыре переходных года, что поменялось и поменяется с началом самостоятельного финансирования?

— Четыре года мы работали в основном с регионами, за их средства. Был проект в области поиска и добычи полезных ископаемых, реализованный для Бразилии и за средства этой страны, но в основном работали для регионов.

С 2009 года ситуация сильно изменилась. Причем мы сейчас только в самом начале пути. Нужно создавать проектные офисы. Для стран ЕврАзЭС проектные офисы почти созданы, для Сьерра-Леоне мы такой офис сейчас создаем. Нужно создать такие же офисы для других наших проектов, например для проекта утилизации опасных отходов. У нас есть два центра чистых производств, в Москве и Санкт-Петербурге, которые активно внедряют наши технологии, в частности, в Санкт-Петербурге есть работа совместно с Водоканалом по технологиям ЮНИДО, связанная с очисткой и подготовкой воды. Тут тоже еще есть над чем работать. А вообще, лучше спросите через год, что поменялось и что успели.

Автор

Коротков С.А.

Коротков С.А.

Директор Центра международного промышленного сотрудничества ЮНИДО в Российской Федерации, главный редактор журнала «ЮНИДО в России», руководитель Промышленного инновационного клуба


Правила использования статей

© 2010 - 2016, Журнал «ЮНИДО в России». Все права защищены.