Статьи по видам промышленности

50001.pro

Тэги

интервью   проекты ЮНИДО   ЕврАзЭс   промышленное развитие   экология   энергоэффективность   зеленое строительство   зеленые стандарты   качество жизни   сертификация   передача технологий   гидропоника   ГХФУ   ХФУ   R22   озоновые дыры   монреальский протокол   киотский протокол   общественное обсуждение   профессиональное образование   аммиак   промышленность   углерод   глобальное потепление   парниковый эффект   технологии   очистка воды   сточные воды   химический лизинг   зарубежный опыт   энергоаудит   альтернативные источники энергии   биоэнергетика   ветроэнергетика   гидроэнергетика   водородная энергетика   ГЭФ   переработка мусора   саморегулируемые организации   тепловые насосы   нормативы и правила   природный газ   биоразнообразие   инвестиции   возобновляемые источники энергии   гранты   частное партнерство   озоновый слой   землепользование   мировой океан   рыболовство   конференции   социальная ответственность   морские перевозки   энергоменеджмент   уран   ядерная энергетика   озоноразрушающие вещества   биотопливо   законопроекты   налоговые льготы   промышленная интеграция стран   международное сотрудничество   энергосбережение   автоматизация зданий   АЭС   благотворительность  

Алексей Скоренко: «Пришло время подумать об ответственности перед будущими поколениями»

Предлагаем вниманию читателей журнала «ЮНИДО в России» и сайта www.ozoneprogram.ru интервью с директором компании «Холодон» Алексеем Скоренко.

Алексей Скоренко директор компании «Холодон»

Алексей Скоренко, директор компании «Холодон»

– Алексей, добрый день. Расскажите о вашей компании.

– Свою деятельность на климатическом рынке компания «Холодон» начала в 1991 году в Белоруссии. С 2000 года мы работаем и в России. Сегодня «Холодон» – это более 15 офисов и представительств, где трудятся более сотни человек. Одним из направлений нашей деятельности является дистрибьюция хладонов на территории России и Белоруссии

– Как Вы оцениваете современное состояние рынка хладагентов в России?

– Как я уже сказал, наша компания создана в 1991 году, и за прошедшие годы мы наблюдали становление и развитие современного рынка хладагентов, что называется, изнутри. Сегодня он заметно отличается от того, каким был еще 10 или даже 5 лет назад. Надо понимать, что российский рынок хладагентов следует тем тенденциям, по которым развиваются рынки ведущих промышленных стран. А небольшая отсрочка в исполнении международных обязательств дает возможность подойти к решению непростых задач более взвешенно и с учетом уже имеющегося мирового опыта.

– Насколько этот рынок цивилизован?

– Наш рынок хладагентов имеет присущие только ему особенности. В первую очередь, велика роль государства. Я имею в виду не только законы и стандарты, действующие в этой области, но и осуществление контроля за их соблюдением. Сегодня уже можно уверенно говорить об упорядоченной дистрибьюции хладагентов на территории РФ. Основу оборота составляют гидрофторуглероды (ГФУ) импортного производства, поступающие в страну, в основном, из Китая и Европы. Импортом и реализацией хладонов в России занимаются небольшие частные компании, на мой взгляд, успешно справляющиеся с этой задачей. На текущий момент этот рынок довольно стабилен и его вполне можно назвать цивилизованным, с высоким уровнем конкуренции, и качеством предоставляемых услуг. Отдельная тема – оборот хлорфторуглеродов (ХФУ) и гидрохлорфторуглеродов (ГХФУ). Этот вопрос, безусловно, требует срочного решения и пристального внимания, как со стороны участников рынка, так и государства. Существующий и очень медленно снижающийся спрос на ХФУ и, в первую очередь, на ГХФУ, которые являются озоноразрушающими веществами, приводит к конфликту интересов общества, государства и участников рынка. Отсутствие четких правил и мер по контролю их соблюдения создает неоднозначную ситуацию, способствуя нарушению норм таможенного и уголовного права. Исправить эту ситуацию, я очень надеюсь, помогут недавно принятый Федеральный закон, вносящий изменения в закон «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации.

– Как Вы оцениваете принятый закон? В каком случае он будет работать в интересах российского бизнеса?

– Этот закон – попытка государства упорядочить влияние человека на природу. К сожалению, нам, россиянам, долгое время внушали, что ради великих свершений в жертву можно принести многое, если не все. Европа и Северная Америка в это время развивались несколько по иному принципу. Наконец, и нам пришло время подумать об ответственности за сохранность среды обитания человека и всей планеты перед будущими поколениями. Большое значение для успеха этого закона будут иметь подзаконные акты, проработка механизма их исполнения и контроля над всем процессом его реализации. На мой взгляд, в действенности новых нормативных актов должны быть заинтересованы и государство, и бизнес, и граждане. Для этого необходимо вести кропотливую работу по разъяснению необходимости перехода на новые перспективные технологии, которые позволяют находиться на острие мирового прогресса.

– Какие, на Ваш взгляд, конкретные шаги необходимо предпринять в самое ближайшее время?

– Думаю, что к числу ближайших и наиболее вероятных нововведений можно отнести переход на многооборотные емкости для хранения и транспортировки хладонов и введение системы сертификации специалистов, работающих с оборудованием, в котором применяются контролируемые вещества. При этом не обойтись без введения государственного учета установок, работающих с применением хладагентов.

Официальный сайт компании «Холодон»

– Насколько серьезной проблемой для России является нелегальный рынок хладагентов? Какие хладагенты по вашей информации наиболее часто ввозятся в Российскую Федерацию? Велики ли объемы нелегального ввоза?

– Сегодня рынок хладагентов в России выглядит вполне устоявшимся, с определенно очерченным кругом игроков, с более-менее понятными правилами работы на нем. Жесткая конкуренция, уравновешенные спрос и предложение, налаженный таможенный контроль в местах пропуска импортируемых хладонов не позволяют говорить о глобальных проблемах в отрасли. Тем не менее, проблемы существуют. Если в части ГФУ переживать не о чем, то оборот ХФУ и ГХФУ вызывает вопросы у многих участников рынка, а также и у государственных контролирующих органов.

После отказа РФ от импорта R22 спрос в стране на этот продукт остается довольно высоким и снижается очень медленно. Три-четыре года назад импортом R22 закрывалась половина потребности рынка в этом хладоне, и он был самым применяемым веществом в холодильном и климатическом оборудовании, широко использовался для вспенивания материалов. Сегодня, как и раньше, оборот ОРВ внутри государства не регламентируется никакими национальными законодательными актами. При этом Россия активно участвует в реализации положений Монреальского протокола, в отличии от Казахстана, не принявшего на себя обязательство в полной мере выполнять все его требования. При этом в рамках Таможенного союза, граница между Казахстаном и Россией для перемещения ОРВ выглядит открытой. В погоне за наживой этим пользуются недобросовестные торговцы. Таким путем в страну попадают заметные объемы дешёвого китайского R22. Второй по значимости проблемой является нелегальный ввоз ОРВ через пункты пропуска на границе. Идентифицировать химические вещества во время таможенного оформления можно лишь с применением технических средств контроля и наличия на месте подготовленных в этой области специалистов. Но и соблюдение этих требований все равно оставляет злоумышленникам шанс остаться незамеченными. Без комплексного подхода со стороны государственных органов к решению этой проблемы она, боюсь, может стать хронической. Российский легальный бизнес со своей стороны готов к открытому диалогу в этой области.

– Вы – активный участник рабочей группы ЮНИДО-бизнес, инициатор подготовки аналитической записки по запрету одноразовой тары для Минприроды России и разработки предложений по созданию подзаконных актов к новому Федеральному Закону. Что Вам дает эта фактически общественная работа?

– В жизни каждого бизнесмена возникает вопрос: что делать, когда ты, условно говоря, заработал миллион, к которому стремился. Для меня бизнес – это работа, но хочется еще сделать что-то, что невозможно измерять деньгами за нее полученными. Но, что касается моих отношений с ЮНИДО и государственными структурами, то, на мой взгляд, эта деятельность несет в себе взаимные выгоды для всех сторон. Пора отходить от представления, что между бизнесом и государством должно существовать противостояние. В конечном итоге мы все жители одной страны, и поделить воздух, которым дышим, не удастся. С другой стороны, участвуя в рабочей группе, я предлагаю те решения, которые бизнес и рынок готовы реализовать. Совместно мы находим пути для реализации на практике обязательств по международным соглашениям государства с соблюдением интересов потребителей, с просчетом открывающихся в связи с этим перспектив, как для страны, так и для участников рынка. Накопленные опыт и знания позволяют мне думать, что эта работа будет востребована.

– Как Вы думаете, природные хладагенты – это будущее России?

– Это не только будущее, но и прошлое, и настоящее. Я бы выделил два основных фактора, влияющих на эволюцию хладагентов. Во-первых, нет идеального хладагента, этакого универсального вещества, которое можно применять во всех случаях максимально эффективно. Для различных задач приходится подбирать вещества, наиболее подходящие для конкретных условий.

И второй значимый фактор – это технический прогресс. Появляются новые знания о веществах – меняется представление об их свойствах. Развивается техническая мысль, технологии подымаются на новый уровень, открывая новые горизонты, как для старых, так и для новых веществ.

В связи с этим могу заметить, что у природных хладагентов появляется второй шанс. Как он будет реализован, конечно, зависит от всех нас. Хватит ли у нас квалификации и профессионализма на то, чтобы холодильная машина не превратилась во взрывное устройство, а хладагент – в отравляющее вещество? Мне кажется, ответ на это вопрос определит будущее природных веществ в холодильном и климатическом оборудовании.

– Как Вы оцениваете общий уровень квалификации специалистов, работающих на российском климатическом и холодильном рынке?

– Как ни странно, специалистов в стране не хватает. Несмотря на наличие учебной базы и солидную историю технических свершений еще со времен СССР, специалистов мирового уровня у нас не так уж много. Ощущается разрыв между американским, европейским уровнем подготовки и нашим набором требований к специалистам, занятым в холодильном бизнесе. Вполне вероятно, что этому способствовал и уход государства от контроля деятельности организаций, занятых в стратегически и политически важных отраслях экономики. Сегодня мы отстаем от мировых лидеров в области производства и внедрения холодильных технологий массового применения.

– Прокомментируйте тот факт, что многие развитые страны ужесточают требования по контролю оборота ГФУ.

– Пока не готов сказать, что я определил окончательно свою позицию по этому вопросу. Это связано в первую очередь с неоднозначностью проблемы. Существуют различные точки зрения на изменения в глобальном климате и роль человечества в этом вопросе. ГФУ обвиняют за их вклад в глобальное потепление. И с точки зрения экологии, я считаю, оборот ГФУ (а сейчас это самый массовый тип хладагентов) следует контролировать. Так же, как надо следить за экологичностью автотранспорта, энергоэффективностью приборов, механизмов, технологий Я сторонник взвешенного подхода к оценке необходимости перемен. Вспомните, например, прогрессивную и долгосрочную программу перевода автотранспорта на биотопливо, которая была признана неэффективной и, в итоге, ошибочной. Не обязательно, что с ГФУ получится также, но 25 лет опыта применения вещества может оказаться недостаточно для оценки его воздействия на глобальные процессы в масштабах планеты.

– Поддерживаете ли Вы возможное принятие североамериканской поправки к Монреальскому протоколу по регулированию ГФУ?

– Североамериканская поправка мне нравится изяществом идеи. Проект, действительно, хорошо подготовлен, сбалансирован, направлен на дальнейшее развитие технологий. Смущает меня в нем явно выраженная выгода для индустриально развитых стран. Участники Монреальского протокола – это государства с различным уровнем благосостояния и развития технологий, и мне не кажется правильным примерять ко всем единый подход. Также мне не до конца понятна связь ГФУ с документом, регламентирующим оборот ОРВ. Но даже если не брать во внимание предыдущие замечания, я считаю, что для России принятие поправки не выглядит однозначно выгодным, но разобраться в деталях можно, лишь досконально изучив документ.

– Ваши пожелания читателям ресурса www.ozoneprogram.ru и журнала «ЮНИДО в России».

– В первую очередь я хотел бы поздравить ваших читателей с тем, что они нашли сайт, на котором подробно и доступно раскрыта тема ОРВ и связанных с ними мероприятий. Я не знаю другого такого русскоязычного ресурса, где можно было столь подробно ознакомиться с этой темой. И в связи с этим хотел бы выразить благодарность специалистам, работающим над этим проектом, пожелать им жизненных сил в этом нужном и важном деле, а всем нам – мирного неба и толстого озонового слоя над головой.

Автор

Алексей Скоренко

Директор компании «Холодон»


Правила использования статей

© 2010 - 2017, Вестник «ЮНИДО в России». Все права защищены.