Статьи по видам промышленности

50001.pro

Тэги

интервью   проекты ЮНИДО   ЕврАзЭс   промышленное развитие   экология   энергоэффективность   зеленое строительство   зеленые стандарты   качество жизни   сертификация   передача технологий   гидропоника   ГХФУ   ХФУ   R22   озоновые дыры   монреальский протокол   киотский протокол   общественное обсуждение   профессиональное образование   аммиак   промышленность   углерод   глобальное потепление   парниковый эффект   технологии   очистка воды   сточные воды   химический лизинг   зарубежный опыт   энергоаудит   альтернативные источники энергии   биоэнергетика   ветроэнергетика   гидроэнергетика   водородная энергетика   ГЭФ   переработка мусора   саморегулируемые организации   тепловые насосы   нормативы и правила   природный газ   биоразнообразие   инвестиции   возобновляемые источники энергии   гранты   частное партнерство   озоновый слой   землепользование   мировой океан   рыболовство   конференции   социальная ответственность   морские перевозки   энергоменеджмент   уран   ядерная энергетика   озоноразрушающие вещества   биотопливо   законопроекты   налоговые льготы   промышленная интеграция стран   международное сотрудничество   энергосбережение   автоматизация зданий   АЭС   благотворительность  

Комментарий экспертов ЮНИДО к опубликованной в газете «Известия» статье «Российским астматикам не дадут разрушать озоновый слой»

Статья: Российским астматикам не дадут разрушать озоновый слой

Уважаемые коллеги,

В опубликованной статье затронуты очень важные темы и за это стоит поблагодарить автора.

Однако есть ряд неточностей:

  • Подзаголовок статьи «Международные соглашения вынуждают Россию сворачивать производство популярных лекарств против астмы» не совсем соответствует действительности, т.к. на самом деле российскими предприятиями – производителями сальбутамола (ОАО «Мосхимфармпрепараты» им. Н.А.Семашко» – именно так правильно называется это предприятие, г. Москва и ЗАО «Алтайвитамины», г. Бийск, Алтайского края при участии Организации Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО) и Глобального экологического фонда (ГЭФ) готовят к реализации инвестиционный проект, направленный на полную замену технологического оборудования и создание производства новых противоастматических средств на основе озонобезопасных рецептур. В этих лекарственных препаратах сохраняется активное вещество (собственно сальбутамол), а заменяются на альтернативные вещества хлорфторуглероды (ХФУ), используемые в качестве растворителя (ХФУ-11) и пропеллента (ХФУ-12) и обладающие озоноразрушающим потенциалом и глобального потепления. Производственные мощности предприятий в результате конверсии на озонобезопасные технологии сохраняются на прежнем уровне, в связи с чем никакого «сворачивания производства» нет. Учитывая, что аэрозольный баллончик с новыми препаратами будет рассчитан на 200 доз (а в выпускаемых в настоящее время – 100 доз), то можно сказать, что эти мощности возрастут вдвое.
  • Цитата уважаемого академика РАМН Юрия Иосифовича Бузиашвили о нецелесообразности экономии хладонов на производстве сальбутамола, к сожалению, не совсем корректна, т.к. производство вышеупомянутых ХФУ, указанных в Приложении А к Монреальскому протоколу по веществам, разрушающим озоновый слой, должно было прекратиться еще к 01.01.1996, что и было выполнено всеми развитыми странами за исключением России. Производство этих озоноразрушающих веществ (ОРВ), а также создание новых мощностей по их производству на территории Российской Федерации было запрещено с некоторым опозданием (с 01.07.2000) постановлением Правительства Российской Федерации от 05.05.1999 № 490 «Об усилении мер государственного регулирования производства и потребления озоноразрушающих веществ в Российской Федерации». При этом все предприятия получили соответствующие компенсации, которые они могли использовать для развития нового производства. Затем постановлением Правительства Российской Федерации от 19.12.2000 № 1000 «Об уточнении срока реализации мер государственного регулирования производства озоноразрушающих веществ в Российской Федерации» эта дата была перенесена на 20.12.2000. Производство ХФУ во всем мире (т.е. в развивающихся странах включая главного экспортера — Китай) было прекращено с 01.01.2010. Обеспечение ХФУ для производства сальбутамола в России последнее десятилетие осуществлялось на основании специальных решений, ежегодно принимаемых Сторонами Монреальского протокола на основании заявок на предоставление исключений в отношении важнейших видов применения, направляемых в Секретариат Монреальского протокола Минприроды России. Если бы не инициатива ГЭФ и ЮНИДО по подготовке проекта для российских предприятий, то не исключено, что производство сальбутамола в России действительно могло бы быть «свернуто» по причине отсутствия сырья на мировом рынке.
  • ГЭФ предоставляет предприятиям безвозмездные финансовые ресурсы на закупку технологического оборудования в указанном в Вашей статье объеме, но при этом он не «использует средства Всемирного банка». ГЭФ располагает собственными ресурсами, а Всемирный банк, ЮНИДО, Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП) и др. являются исполнительными агентствами ГЭФ при подготовке и реализации экологических проектов в развивающихся странах и в странах с переходной экономикой.
  • Организация Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО) никогда не предоставляла «российской фармпромышленности дополнительных квот на ввоз хладонов», т.к. это не является ее функцией (о процедуре получения разрешений см. выше). С целями и задачами ЮНИДО можно ознакомиться, например, в Википедии.
  • На конференции ЮНИДО/ГЭФ – Минприроды России, состоявшейся 14.03.2012, не говорилось «о скором прекращении производства сальбутамола» (конференция была посвящена организации государственного регулирования оборота ОРВ в Российской Федерации). По вопросу конверсии производства сальбутамола в России в 2011 году была организована отдельная конференция, в которой участвовали представители Минприроды России, Минздравсоцразвития России, Росздравнадзора, отечественных и зарубежных производителей противоастматических препаратов (см. отчетную статью о конференции и презентации). В рамках проекта ЮНИДО/ГЭФ, реализация которого начинается в настоящее время, поставка оборудования ожидается в первой половине 2013 года, а завершение конверсии на новые озонобезопасные технологии запланировано на конец этого года, т.е. новые препараты появятся на рынке лишь в 2014 году, а до этого срока будут производиться «старые».
  • Приведенная в статье цитата Руководителя российской климатической программы Всемирного фонда дикой природы (WWF) Алексея Кокорина, возможно, употреблена без контекста, т.к. не совсем понятно, как изготовление «не влияющих» на озоновый слой препаратов может сохраняться в условиях полного прекращения производства сырья для них. Что касается его высказывания о том, что «хладоны, используемые в медицинских аэрозолях определенного вида, не влияют на климат Земли», то необходимо уточнить, что потенциал глобального потепления ХФУ-11, ХФУ-12, ГФУ-134а, ГФУ-227еа в тысячи раз превышает потенциал диоксида углерода и об этом, конечно же, знает Руководитель российской климатической программы Всемирного фонда дикой природы.
  • График сокращения потребления ОРВ, указанный в конце статьи (сокращение к 2015 году на 90%), касается только гидрохлорфторуглеродов (ГХФУ), т.е. к веществ, относящихся к совершенно другому классу ОРВ (переходные ОРВ), указанным в Приложении С к Монреальскому протоколу и не имеющим никакого отношения к рассматриваемой в Вашей статье проблеме.

Некоторые уточнения к вопросам, поднятым читателями в комментариях к статье:

  • Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой, вступил в силу в 1987 году, ему 25 лет и в нем участвуют 197 стран (все страны, являющиеся в настоящее время членами ООН).
  • Из этого международного соглашения ни одна из стран – членов не планирует выходить (просьба не путать с Киотским протоколом).
  • Из известных специалистов в мире никто (кроме отдельных наших ученых) не сомневается в причинах истощения озонового слоя. Для справки: в 1995 году за работу по атмосферной химии, особенно в части процессов образования и разрушения озонового слоя, Паулю Крутцену, Марио Молине и Шервуду Роуланду была присвоена Нобелевская премия.
  • «Озоновые дыры» не представляют собой физические «дыры» в атмосфере. Под этим понятием подразумевается лишь существенное снижение концентрации озона в слое атмосферы (от 19 до 23 км от поверхности Земли), который принято называть «озоновым слоем».

Еще раз благодарим автора за поднятые в статье проблемы.

Правила использования статей

© 2010 - 2017, Вестник «ЮНИДО в России». Все права защищены.