Статьи по видам промышленности

50001.pro

Тэги

интервью   проекты ЮНИДО   ЕврАзЭс   промышленное развитие   экология   энергоэффективность   зеленое строительство   зеленые стандарты   качество жизни   сертификация   передача технологий   гидропоника   ГХФУ   ХФУ   R22   озоновые дыры   монреальский протокол   киотский протокол   общественное обсуждение   профессиональное образование   аммиак   промышленность   углерод   глобальное потепление   парниковый эффект   технологии   очистка воды   сточные воды   химический лизинг   зарубежный опыт   энергоаудит   альтернативные источники энергии   биоэнергетика   ветроэнергетика   гидроэнергетика   водородная энергетика   ГЭФ   переработка мусора   саморегулируемые организации   тепловые насосы   нормативы и правила   природный газ   биоразнообразие   инвестиции   возобновляемые источники энергии   гранты   частное партнерство   озоновый слой   землепользование   мировой океан   рыболовство   конференции   социальная ответственность   морские перевозки   энергоменеджмент   уран   ядерная энергетика   озоноразрушающие вещества   биотопливо   законопроекты   налоговые льготы   промышленная интеграция стран   международное сотрудничество   энергосбережение   автоматизация зданий   АЭС   благотворительность  

«РИО+20»: что после?

«РИО+20»: что после?

Директор проекта «Будущее системного развития ООН» (FUNDS) Стивен Браун, автор исследования «Организация Объединенных Наций по промышленному развитию: промышленные решения для устойчивого будущего», анализирует результаты Конференции ООН по устойчивому развитию, прошедшей в Рио-де-Жанейро.

За 20 лет, прошедшие после первой конференции в Рио, было уничтожено 300 миллионов гектаров леса, мировой объем выбросов вырос почти в полтора раза, численность населения увеличилась на 30 %, превысив 7 миллиардов. Шестая часть этих 7 миллиардов недоедает.

Необходимость проведения новой конференции была очевидна, мнения о ее результатах неоднозначны. Они зависят от того, насколько высоки были ваши ожидания. С точки зрения Гринпис конференция стала «колоссальным провалом». Те же, кто знает кухню ООН, в том числе участники прошлых конференций, придерживаются мнения, что «Рио+20» проложила «дорогу к устойчивому будущему». Однако никто не скрывает разочарования ее результатами, касающимися дня сегодняшнего, когда необходимо решать масштабные задачи по восстановлению окружающей среды во всем мире.

На конференции был широко представлен частный бизнес. В контексте устойчивого промышленного развития это хороший знак. Вероятно, как и на прошлых конференциях, одной из по-настоящему сильных сторон этой встречи в Рио-де-Жанейро стало успешное привлечение заинтересованных сторон, озабоченных схожими проблемами. Неубедительный итоговый документ при этом слишком мало предлагает торговым и промышленным кругам. По сложившейся в ООН традиции в его составлении принимают участие только правительства.

И это приводит нас к сути проблемы устойчивой промышленности: она зависит от условий вокруг себя, и эти условия жестко регулируются стратегией правительства, независимо от того, идет ли речь о государственном или частном предприятии. Это суть государственно-частного партнерства. Характер этой связи определяет судьбу промышленности. Говоря без обиняков, без государственной поддержки успех промышленного развития невозможен. Итоговый документ содержит два заявления. Правительство говорит промышленности: «Мы обеспечиваем национальную нормативно-правовую и стратегическую базу, которая позволяет деловым и промышленным кругам реализовывать инициативы в области устойчивого развития». Промышленность говорит правительству: «Мы также предлагаем деловым и промышленным кругам по мере необходимости и в соответствии с национальным законодательством вносить свой вклад в дело устойчивого развития и разработку стратегий устойчивого развития, включающих, помимо прочего, меры по экологичному развитию экономики».

В интересах устойчивого развития промышленности самым важным изменением в стратегии, которое правительства могли сделать на конференции в Рио, было согласие с отказом от льгот (и повышением налогов) на производство и потребление углеродсодержащих видов топлива. По оценкам Международного энергетического агентства (МЭА), в случае отказа от реформирования к 2015 году сумма этих льгот достигнет 600 млрд долл. США и составит 0,6 % мирового ВВП. Эти льготы часто предлагаются в интересах потребителей, представленных бедными слоями населения. В то же время эти льготы тяжелым бременем ложатся на казну государства, искажают восприятие рыночной конъюнктуры и в конце концов разрушают экономику. Будет ли проведена реформа? Итоговый документ всего лишь предлагает правительствам «вновь подтвердить данные обещания» по отказу от льгот на ископаемые виды топлива. Но кто будет контролировать исполнение обязательств? По сравнению с намного более сильными формулировками по льготам на рыболовный промысел это равнозначно сохранению стратегического статус-кво, которое, по мнению МЭА, ведет к увеличению льгот на топливо, поощряя, а не запрещая использование углеродсодержащих видов топлива в промышленности и производстве электроэнергии.

Ответственность за принятие обязательств была возложена на деловые и промышленные круги. Правда, Институт по исследованию мировых ресурсов считает значимыми только некоторые из этих обязательств. В рамках Договора о лидерстве в природном капитале (Natural Capital Leadership Compact) несколько глобальных корпораций связали себя обязательством отчитываться за природный капитал. Другие от этого отказались. 45 генеральных директоров, подписавших Водный мандат первого лица на базе Глобального договора ООН, обязались сотрудничать с правительствами и другими партнерами, чтобы «помочь в решении мирового кризиса водоснабжения». Гораздо больше смысла имеет принятие крупнейшими компаниями всеобщего обязательства отчитываться о социально-ответственном компоненте своих операций с оценкой использования ресурсов, включая, в частности, информацию о выбросах контролируемых веществ и загрязнителей, оказывающих существенное влияние на состояние окружающей среды. Итоговый документ предлагает промышленности «разработать стандарты эффективных методов и содействовать деятельности по интеграции отчетности в области устойчивого развития».

Эту практически лишенную смысла формулировку едва ли можно считать призывом к раскрытию информации. В 2013 году британским компаниям, чьи ценные бумаги котируются на бирже, придется предоставить полную отчетность по выбросам парниковых газов. Сколько других стран последует этому примеру добровольно?

«Рио+20» стала еще одной автоматически созываемой раз в десять лет конференцией ООН. В этот раз время было выбрано неудачно. «Зеленая экономика» остается настоящим камнем преткновения для частных компаний, особенно в нынешних стесненных экономических условиях. Устойчивость сегодня на фондовой бирже не котируется. Чтобы склонить акционеров на свою сторону, частным компаниям нужны руководители, которые могут убедить в преимуществах устойчивого развития перед сиюминутной прибылью. Здесь может помочь более конструктивная политика активного вмешательства потребителей, которые делают выбор в пользу продукции, предлагаемой «зелеными» производителями.

Следовало ли ожидать от этого саммита большего? Вероятно, нет. Неудачно выбранное время — это всего лишь одна из проблем. Бессилие очередной конференции сторон по вопросам изменения климата (сейчас их 17, и список не завершен) служит хорошим показателем того, насколько неэффективна межправительственная деятельность по определению политики. Лучшая характеристика форумов ООН — всемирный охват. Парадокс в том, что вместо составления соглашений, основанных на передовом опыте, или принятия решений большинством голосов, как это делается в любом парламенте, ООН работает на принципах консенсуса, наделяя каждого из 193 правом вето.

Реальные итоги конференции в Рио нельзя выразить на языке уверток и компромисса. Даже если бы итоговый документ имел статус программы или плана действий для реализации этого «пути», Секретариат ООН имеет плохую репутацию в вопросах разработки механизмов контроля и обеспечения выполнения.

Любые положительные результаты прошедшей конференции проявятся лишь спустя время, и, скорее всего, они произойдут за счет более органичного процесса, направленного снизу. Наличие большого числа негосударственных организаций и частных компаний не привело к повышению осведомленности в этих вопросах; оно всего лишь позволило привлечь внимание к некоторым путям, позволяющим перейти к производству в духе устойчивого развития. Наконец, основание надеяться на наступление того будущего, которого мы хотим, дают не межправительственные организации, а находчивость и инновационный потенциал людей, демонстрируемые в благоприятной обстановке.

По материалам Making It,
4-й квартал 2012 г.

Правила использования статей

© 2010 - 2017, Вестник «ЮНИДО в России». Все права защищены.