Статьи по видам промышленности

50001.pro

Тэги

интервью   проекты ЮНИДО   ЕврАзЭс   промышленное развитие   экология   энергоэффективность   зеленое строительство   зеленые стандарты   качество жизни   сертификация   передача технологий   гидропоника   ГХФУ   ХФУ   R22   озоновые дыры   монреальский протокол   киотский протокол   общественное обсуждение   профессиональное образование   аммиак   промышленность   углерод   глобальное потепление   парниковый эффект   технологии   очистка воды   сточные воды   химический лизинг   зарубежный опыт   энергоаудит   альтернативные источники энергии   биоэнергетика   ветроэнергетика   гидроэнергетика   водородная энергетика   ГЭФ   переработка мусора   саморегулируемые организации   тепловые насосы   нормативы и правила   природный газ   биоразнообразие   инвестиции   возобновляемые источники энергии   гранты   частное партнерство   озоновый слой   землепользование   мировой океан   рыболовство   конференции   социальная ответственность   морские перевозки   энергоменеджмент   уран   ядерная энергетика   озоноразрушающие вещества   биотопливо   законопроекты   налоговые льготы   промышленная интеграция стран   международное сотрудничество   энергосбережение   автоматизация зданий   АЭС   благотворительность  

«Зеленая» промышленность — это самое начало «Зеленого» строительства

В условиях кризиса мы особенно остро ощущаем возникающую в обществе социально-экономическую напряженность, отмечаем признаки экологического неблагополучия, задаемся вопросами: а что будет дальше и как исправлять ситуацию. Инициатива ЮНИДО «“Зеленая” промышленность» — это своего рода антикризисная стратегия, попытка задать курс на поддержку экологически устойчивого развития, помочь правительствам стран сформировать собственную природоохранную промышленную политику. Это поиск ответа на взаимосвязанные проблемы, возникающие сегодня в системе «природа — общество». Сегодня уже невозможно игнорировать такие явления, как сокращение биоразнообразия и разрушение естественных экосистем на суше и на море, чрезмерное потребление и нерациональное использование природных ресурсов, рост числа природных и техногенных катастроф, изменение климата, загрязнение окружающей среды отходами жизнедеятельности человека, в особенности такими, с которыми природа никогда ранее не сталкивалась, проблемы трудовой занятости людей и конкурентоспособности предприятий.

А.А. Старцев, генеральный директор Северо-Западного международного центра чистых производств

А.А. Старцев, генеральный директор Северо-Западного международного центра чистых производств

Многие в обществе начинают сознавать, что экономика, политика, экология неразрывно связаны между собой. Спекуляции и игры в какой-либо одной из этих областей непременно влекут за собой реакцию — как правило, негативную — всей системы «природа — общество».

Стратегическая задача «“Зеленой” промышленности» — повернуть производства, что называется, лицом к природе. Подходы и инструменты, используемые в новой стратегии ЮНИДО: привлечение инвестиций в более чистое производство, модернизация, передача экологически чистых технологий, обучение и подготовка специалистов, — это лишь верхушка айсберга «зеленого» строительства. Данная стратегия — приглашение к разговору о более серьезных проблемах, связанных с экологией и защитой окружающей среды в глобальном масштабе. Здесь, как в любом деле, важно правильно определить цель и спрогнозировать результат.

Главная цель «“Зеленой” промышленности» — приблизиться к пониманию жизнеобеспечивающих возможностей мировой экосистемы в целом, внутри и вокруг среды человеческого обитания. Эти аспекты состояния планеты очень мало изучены, настало время для их тщательнейшего исследования, иначе будет слишком поздно. Мы тратим много времени и сил на второстепенные вещи, боремся с последствиями, а не с причинами, находимся под властью мифов и заблуждений в экологии.

В этой связи будет полезно вспомнить об одном проекте 20 летней давности — эксперименте под названием «Биосфера 2». Он был проведен в США, в штате Аризона, и стоил 200 миллионов долларов. В 1991 году восемь ученых вошли в герметичное, застекленное сооружение площадью 12 750 квадратных метров, где должны были оставаться в изоляции от внешнего мира в течение двух лет. Внутри купола были тщательно воссозданы разнообразные экосистемы, включая пустыню, саванну, тропический лес, сельскохозяйственное поле, болото и океан с коралловым рифом. «Бионавтов» сопровождали насекомые, пчелы и бабочки, рыбы, рептилии и млекопитающие, отобранные, чтобы поддерживать жизнеобеспечивающие функции экосистемы.

«Биосфера 2» была самым амбициозным проектом, направленным на изучение жизни внутри замкнутой экосистемы. Никогда прежде так много живых организмов не помещали в совершенно герметичную структуру.

В процессе эксперимента качество воздуха внутри купола постепенно ухудшалось. Ожидалось повышение содержания углекислого газа, но ученые были удивлены снижением уровня кислорода. Хотя экосистема поддерживала жизнь и в некоторых случаях процветала, наблюдалось много экологических неожиданностей. Многие насекомые погибли, при этом значительно размножились тараканы, взявшие на себя, к удивлению, роль фактических опылителей растений. Из 25 разновидностей мелких позвоночных животных в «Биосфере 2» 19 вымерли. Через 17 месяцев из-за падения уровня содержания кислорода в воздухе людям стало тяжело дышать, примерно как на высоте 5300 метров. И эксперимент был остановлен раньше запланированного срока.

Получается, что созданная усилиями лучших научных умов экосистема стоимостью 200 миллионов долларов (с учетом инфляции сегодня эта сумма составила бы порядка 2 миллиардов долларов) не смогла обеспечить проживание восьми человек в течение всего 24 месяцев. При том, что 8 человек рождаются на Земле каждые три секунды.

Во-первых, результаты «Биосферы 2» показали: некоторые природные ресурсы нельзя воспроизвести ни за какие деньги. Мы не умеем создавать бассейны рек, генофонд, верхний почвенный слой, насекомых-опылителей, болота, прибрежные системы или тропосферу, не умеем достаточно успешно разрывать или заменять комплексные взаимосвязи в экосистемах, не говоря уже о создании целой экосистемы.

Во-вторых существует реальная возможность внезапных драматических изменений естественной экосистемы. Природная среда — система нелинейная. А нелинейные системы могут сохранять динамическое равновесие под действием возмущений лишь до определенного предела. Затем даже малые смещения равновесия могут вызывать резкие изменения, которые переведут систему в неравновесное состояние с быстрыми колебаниями, из которого она может никогда не вернуться к первоначальной модели. Представим себе на минуту, что в результате разрушения биосферы на планете, возможно, возникнет одно из двух устойчивых состояний: — 90 єС или + 400 єС.

В нелинейной системе «природа — общество» все взаимосвязано, и мы окружены механизмами, для которых, образно говоря, легкий толчок локтем или незначительная внешняя сила могут стать причиной резких изменений или «переворотов». Печальный опыт прежних лет показал, что экосистемы снабжены подобными пусковыми механизмами. Поэтому, прежде чем вмешиваться в естественный процесс функционирования экосистем, неплохо бы прислушаться к предупреждениям ученых о возможных негативных последствиях действий, прямо или косвенно угрожающих природному равновесию. Драматическим напоминанием нам служат нарушение баланса экосистемы Аральского моря, освоенные целинные земли, хрупкий почвенный слой которых необратимо подвергся эрозии, антропогенная катастрофа в Мексиканском заливе, разрушительное землетрясение в Японии, последствия которого могут спровоцировать начало даже нового ледникового периода.

Мы должны осознавать реальность возможных внезапных драматических изменений естественных экосистем, если попустительствуем их разрушению.

Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 2011–2020 годы Десятилетием ООН по сохранению биологического разнообразия и естественных экосистем. Соответствующая Конвенция ООН вступила в силу еще в конце 1993 года. В 2002 году конференция сторон Конвенции приняла стратегический план «Цели 2010», согласно которому к 2010 году должна была значительно сократиться скорость исчезновения видов. Однако, как признала ООН в отчете Global Biodiversity Outlook («Перспективы глобального биоразнообразия»), человечеству не удалось добиться поставленной цели. Ни одна из 21 более узких задач в рамках поставленной в 2002 году общей цели не была решена, а примерно 20 % государств, принявших на себя обязательства по ее достижению, открыто заявили о своем провале.

Сегодня ООН забила тревогу по поводу резкого снижения численности пчел под натиском многочисленных вредителей, новых болезней, загрязнения окружающей среды пестицидами и высокочастотными электромагнитными излучениями и призвала страны приложить все усилия, чтобы остановить опасную тенденцию. Дело в том, что примерно треть продуктов питания человека получается из растений, которые растут только благодаря опылению насекомыми. Пчелы-медоносы способствуют размножению до 80 % растений, причем цветки многих видов опыляют исключительно они. Одна пчелиная семья может «обслужить» за день около 3 миллионов цветов. Из ста сельскохозяйственных культур, которые служат источником 90 % пищевых продуктов для человека и домашних животных, 70 опыляются пчелами. От этих насекомых, без преувеличения, зависит будущее человечества. Шмели, бабочки, жуки, мухи и даже тараканы, которые тоже помогают растениям размножаться, не могут сравниться с пчелами по эффективности. В случае исчезновения пчел урожайность некоторых культур снизится на 90 %. Число пчелиных колоний с конца 1990 х годов уже сократилось на 30 % в Европе и в США, на 85 % — на Ближнем Востоке. О том, что исчезновение пчел грозит вымиранием человечеству, говорил еще Альберт Эйнштейн. По его словам, если пропадут пчелы, через четыре года перестанут существовать и люди.

Другой пример: современный мир информационных технологий нуждается в огромном количестве периферийных устройств, в частности, компьютеров. Экспертами подсчитано, что при производстве только одного компьютера расходуется и неизбежно загрязняется в среднем 20 000 литров пресной воды. И если на заводах-производителях отсутствуют эффективные очистные сооружения, то вредные вещества вместе с промышленными стоками попадают в водоемы. Кроме того, при варке пластмассы в атмосферу выбрасывается значительное количество токсичных химических веществ, которые с атмосферными осадками попадают в водные объекты. Жизненный цикл компьютера недолог: ежегодно выпускаются все новые и новые модели. А старые, отслужившие свой срок, оказываются на свалках отходов (полигонах ТБО). Полигоны далеко не всегда построены с соблюдением природоохранных норм и сами по себе являются источниками вторичного загрязнения водоемов. Свалки отходов неизбежно горят: под воздействием температуры и влаги из атмосферных осадков в их недрах происходят спонтанные химические реакции с образованием произвольных химических соединений, которые с инфильтратом попадают в грунтовые воды и водоемы. Зададимся вопросом: а как в цене компьютера учитывается размер ущерба, причиняемого окружающей среде? К сожалению, рыночные цены «не говорят экологическую правду».

По мнению экспертов, современные тенденции обращения с водой таковы: в рамках традиционного подхода к управлению водными ресурсами развитые страны сначала создают угрозу для рек и водоемов, а затем тратят значительные средства на устранение негативных последствий собственной неразумной деятельности. У развивающихся же стран ресурсов хватает только на первый из двух шагов. Переживаемое нами десятилетие 2005–2015 годов Генеральной Ассамблеей ООН объявлено Международной декадой действий «Вода для жизни». От этого десятилетия ООН ожидает практических действий по консолидации усилий правительств, национальной и международной экологической общественности, предприятий — операторов отрасли водоснабжения и канализования, направленных на конструктивное решение экологических проблем, обеспечения справедливого доступа к питьевой воде, эффективной санитарной обработки стоков через инновационные подходы и научно-технический прогресс. Важная резолюция Генеральной Ассамблеи ООН, закрепляющая право человека на чистую питьевую воду и санитарию, была принята 28 июля 2010 года. Она вновь призывает правительства и международные организации активизировать усилия по обеспечению каждого человека чистой питьевой водой, выделяя финансовые средства и передавая развивающимся странам соответствующие технологии.

«“Зеленая” промышленность» — это стратегия, которая развивает и дополняет принятый генеральный природоохранный курс ООН. Данная стратегия концентрирует наше внимание в работе на трех главных направлениях.

Во-первых, это ресурсоэффективность и более чистое производство. Критически анализируя существующую шкалу ценностей потребительского общества и сопоставляя ее с жизнеобеспечивающими возможностями мировой экосистемы, мы могли бы по-новому взглянуть на многие вопросы социально-экономической политики. При сложившейся на сегодня структуре потребления в развитых странах каждому жителю Земли в среднем необходимо в три раза больше ресурсов, чем может дать экосистема.

Во-вторых, предотвращение тотального загрязнения биосферы неизвестными ей ранее новыми химическими соединениями, стимулирование инвестиций в механизмы передачи развивающимся странам экологически чистых технологий. Здесь необходима политическая и финансовая поддержка государственного и частного секторов — тех людей и предприятий, которые развивают высокотехнологичный сегмент производства товаров и услуг, выводят на рынок более безопасные реагенты, инновационные природоохранные технологии, в том числе переработки высокотоксичных отходов.

В-третьих, привлечение к работе по международным и национальным проектам высококвалифицированных экспертов, постановка экологического образования и воспитания молодежи. Увы, в системе образования никогда не было предмета или дисциплины, объясняющих законы существования биосферы, хотя они давно уже известны (сформулированы и развиты такими авторами, как В. И. Вернадский, Н. В. Тимофеев Ресовский, Дж. Ловелок, В.Г Горшков). Это также и повод для политиков задуматься о смене парадигмы, понимая экологические пределы устойчивого функционирования системы «природа — общество» и принимая соответствующие ограничения в освоении человеком природных богатств планеты. Наблюдаемая сегодня модель развития: «Бизнес — как обычно, прибыль любой ценой и после нас хоть потоп» неустойчива и порочна. Сохранение естественной природы — вот первейшее практическое условие выживания человечества. И наша задача состоит прежде всего в нахождении порога допустимых возмущений биосферы, точнее, определении, насколько далеко мы его перешагнули.

Механизмы реализации стратегии «“Зеленая” промышленность» могут быть разными, но вектор должен быть задан общий. Прежде всего это оказание реальной помощи развивающимся странам и государствам с переходной экономикой путем разработки планов и программ социально-экономического развития, привлечения инвестиций, приобретения и передачи инновационных технологий, их адаптации к специфическим условиям этих стран, экспертной поддержке, подготовке национальных кадров. Однако все это должно делаться с учетом сохранения в стране ненарушенных и слабо нарушенных естественных экосистем, которые обеспечивают устойчивость жизни.

Было бы полезно сосредоточить совместные усилия в реализации такой объединяющей программе, как Международная геосферно-биосферная программа «Глобальные изменения» (IGBP). Она была инициирована XX Генеральной Ассамблеей Международного союза научных союзов (Оттава, 1984 г.) и реально начала действовать в 1986 г. Спектр ее начальных идей охватывал задачи описания и понимания взаимодействия физических, химических и биологических процессов, которые формируют условия существования жизни на Земле и вызывают происходящие в геосфере и биосфере изменения. Современный прикладной характер такого рода исследований может быть организован через систему взаимосвязанных антикризисных ситуационно-аналитических центров, опыт создания которых в ЮНИДО имеется.

Что касается России, то, по мнению наших ученых, необходимо в корне менять стратегию освоения территории и размещения производства в стране. Освоение огромных холодных и неблагоприятных районов России с практическим отсутствием инфраструктуры и большими затратами на энергию и транспорт невыгодно экономически, но самое главное — невыгодно экологически. Напротив, для реального сектора экономики страны экологические ограничения на период выживания в условиях мирового кризиса оказываются выгодными и экономически, и социально. При этом регулирующая роль государства должна быть исключительно велика. Это отвечает задачам сохранения устойчивости в системе «природа — общество». С учетом перспектив перехода к инновационному развитию применение стратегии «“Зеленая” промышленность» должно быть направлено на сохранение пока еще огромного массива ненарушенных или слабо нарушенных естественных экосистем (особенно лесных и водно-болотных), которые занимают 65 % территории страны. Это слабозаселенные территории Севера, Сибири и Дальнего Востока, где хозяйственное развитие нерентабельно, за исключением добычи стратегически оправданного количества ископаемых. Всю хозяйственную деятельность следовало бы сосредоточить в давно обжитых районах средней и южной частей европейской территории России и на юге Сибири и Дальнего Востока. Здесь есть хозяйственная и бытовая инфраструктуры, свободная рабочая сила, что является также и предпосылкой к сокращению стоимости транспортировки грузов и уменьшению потребления энергии. Наконец, эти зоны привычны для проживания населения.

Ценность российских ненарушенных или слабо нарушенных естественных экосистем, где сосредоточена живительная сила биоты, со временем будет только возрастать. Даже такая экспертная оценка нынешней их стоимости как аккумуляторов избытка углекислого газа в атмосфере показала, что она больше, чем стоимость всей рентабельной части запасов минерального сырья России.

В заключение подчеркнем: биоразнообразие, или биота (сообщество всех живых организмов), — вот наиважнейший фактор регуляции окружающей среды, действующий благодаря энергии солнца и воды. Это отнюдь не совокупность произвольных видов, приспосабливающихся к любым условиям окружающей среды, а механизм управления окружающей средой, основанный на отобранных за сотни миллионов лет в процессе эволюции видах, содержащих необходимую для управления средой генетическую информацию.

Потенциал биотической регуляции, вероятно, все еще достаточен для компенсации относительно небольших современных антропогенных возмущений окружающей среды при условии существования естественной биоты на больших территориях. И возможность выживания человечества состоит в восстановлении естественной биоты на большей части территории планеты в масштабах, достаточных для сохранения ее способности к регуляции окружающей среды.

Главной экологической задачей человечества должно считаться не столько сокращение антропогенных загрязняющих выбросов, сколько сохранение естественной биоты Земли, которая не может существовать в нарушенных экосистемах. Это сохранение должно сопровождаться полным прекращением дальнейшего освоения естественной биоты, в частности, биоты открытого океана, и восстановлением естественной биоты на значительной освоенной части суши. И задача продвигаемой ЮНИДО стратегии «“Зеленая” промышленность» — помочь в этом правительствам всех стран планеты.

Автор

Старцев А.А.

Старцев А.А.

Генеральный директор Северо-Западного международного центра чистых производств


Правила использования статей

© 2010 - 2017, Вестник «ЮНИДО в России». Все права защищены.