Статьи по видам промышленности

50001.pro

Тэги

интервью   проекты ЮНИДО   ЕврАзЭс   промышленное развитие   экология   энергоэффективность   зеленое строительство   зеленые стандарты   качество жизни   сертификация   передача технологий   гидропоника   ГХФУ   ХФУ   R22   озоновые дыры   монреальский протокол   киотский протокол   общественное обсуждение   профессиональное образование   аммиак   промышленность   углерод   глобальное потепление   парниковый эффект   технологии   очистка воды   сточные воды   химический лизинг   зарубежный опыт   энергоаудит   альтернативные источники энергии   биоэнергетика   ветроэнергетика   гидроэнергетика   водородная энергетика   ГЭФ   переработка мусора   саморегулируемые организации   тепловые насосы   нормативы и правила   природный газ   биоразнообразие   инвестиции   возобновляемые источники энергии   гранты   частное партнерство   озоновый слой   землепользование   мировой океан   рыболовство   конференции   социальная ответственность   морские перевозки   энергоменеджмент   уран   ядерная энергетика   озоноразрушающие вещества   биотопливо   законопроекты   налоговые льготы   промышленная интеграция стран   международное сотрудничество   энергосбережение   автоматизация зданий   АЭС   благотворительность  

Есть повод и для печали, и для радости

Есть повод и для печали, и для радости

Пол Хонен, эксперт по вопросам экологии, рассказывает об устойчивом развитии, о мерах, которые следует принять правительствам стран мира и ООН для спасения нашей планеты, и о том, как корпорации дезинформируют общественность в вопросах ответственного отношения к окружающей среде.

— В качестве политика, директора Greenpeace International, директора по стратегическому развитию Глобальной инициативы по отчетности (GRI), а сейчас и консультанта правительственных, межгосударственных, коммерческих и некоммерческих организаций Вы посвятили вопросам экономики и окружающей среды более трех десятилетий. Какие основные изменения в области устойчивого развития произошли за это время?

— Оглядываясь назад, я вижу сразу несколько поводов как для печали, так и для радости. Если говорить о негативных моментах, то очевидно, что с первой встречи на высшем уровне по проблемам Земли, прошедшей в 1992 году, правительства так и не продемонстрировали последовательного и серьезного отношения к данным обещаниям. Аналогичная ситуация наблюдается и в коммерческом секторе: мы видим, что большинство компаний со всего света так и не сделали мероприятия по устойчивому развитию частью своей повседневной деятельности, напротив, часто они продолжают следовать устаревшей модели ведения бизнеса, ведущей к загрязнению и уничтожению окружающей среды.

С другой стороны, нельзя не отметить ряд положительных изменений. Это и законодательные инициативы, стимулирующие, например, использование экологически чистой энергии. Это и изменения в корпоративном управлении и стратегиях, связанные с вопросами устойчивого развития. Это и разработка новых международных инструментов, среди которых можно отметить стандарт ИСО 26000 «Руководство по социальной ответственности» и обновленные рекомендации ОЭСР для ТНК. Еще двадцать лет назад не существовало механизма, позволяющего компаниям оценить, проследить и зафиксировать в своих отчетах динамику экологических, социальных и экономических показателей. С запуском Глобальной инициативы по отчетности (GRI) в 2002 году такой механизм появился.

Не секрет, что сегодня 80 % крупных компаний из списка Global 250 уже занимаются оценкой некоторых показателей устойчивости, о чем регулярно отчитываются перед инвесторами и широкой аудиторией. Это способствует более глубокому пониманию практического значения устойчивости и развитию средств и методов управления, позволяющих включить вопросы устойчивости в бизнес-стратегии коммерческих компаний.

Еще один положительный момент заключается в появлении и развитии новых технологий. Так, за довольно короткий промежуток времени во множестве стран ветряная и солнечная энергетика из маргинальных отраслей превратились в быстроразвивающиеся и популярные направления бизнеса, существенно выросла рыночная доля энергоэффективных технологий, а мобильная телефония и компьютерная техника служат впечатляющими примерами того, как из минимума ресурсов получить максимум услуг. Список потенциальных рынков для устойчивых товаров и услуг бесконечен, и на них нацелились проницательные бизнесмены, намеревающиеся воспользоваться предоставляемыми возможностями будущего роста и получения прибыли. Не отстают от них и правительства, которые видят потенциал устойчивого развития в контексте продвижения инновационных идей, стимулирования экономического роста и создания новых рабочих мест.

— Это довольно оптимистичная оценка. Что Вы можете сказать по поводу дезинформирования в вопросах ответственного отношения к окружающей среде, когда компании, заявляя о своей приверженности идеям устойчивого развития, продолжают вести деятельность так, как раньше?

— Я думаю, что мы должны быть готовы к ложным заявлениям или преувеличениям относительно охраны окружающей среды. По оценкам Конференции ООН по торговле и развитию (UNCTAD), в мире насчитывается около 77 000 транснациональных корпораций, а количество малых и средних предприятий неисчислимо. Насколько нам известно, рядовая деятельность большей части этих компаний не предусматривает оценку воздействия на социальную или экологическую среду или какие-либо усилия по улучшению ситуации в этих аспектах. Многие менеджеры, инспектора, потребители и инвесторы не имеют никакого представления о том, какое воздействие на устойчивое развитие оказывает та или иная компания — положительное или отрицательное. Такая ситуация заставляет скептически относиться к рекламе, в которой нам пытаются рассказать о том, что мы живем в Эдемском саду.

Бесспорно, есть крупные компании, которые только и делают, что говорят об охране окружающей среды, не ударив при этом пальцем о палец, чтобы улучшить ее состояние, — их нужно привлечь к ответственности. В то же время необходимо вовремя увидеть движение вперед и оказать ему содействие. Небольшое, но постоянно растущее число транснациональных компаний уже сегодня отдает себе отчет в том, что будущее деловых кругов, человечества и, по сути, всей планеты зависит от перехода к новой устойчивой бизнес-модели. Их генеральные директора говорят о проблемах и берут на свои компании обязательства, выходящие за пределы установленных требований. Зачастую они даже руководят обсуждением этих вопросов.

Выступление Пола Хонена на Конференции ЮНИДО по вопросам экологически безопасной промышленности [Манила, Филиппины, 2009 г.]. Фотография: ЮНИДО

Выступление Пола Хонена на Конференции ЮНИДО по вопросам экологически безопасной промышленности (Манила, Филиппины, 2009 г.).
Фотография: ЮНИДО

Давайте разберемся в текущей ситуации. Научно доказано, что деятельность человека привела к последствиям планетарного масштаба. Это выражается в изменении химического состава атмосферы (приводящем к изменению климата и разрушению озонового слоя), циклов обмена азота и фосфора (оказывающем влияние на речную и морскую экосистемы), снижении биологического разнообразия и существенных изменениях в землепользовании. Мы должны понять, что эти изменения нельзя считать несущественными или отдаленными, способными повлиять, допустим, только на один вид насекомых в каком-нибудь тропическом лесу. Рано или поздно они повлияют на все живое на Земле. Необходимо помнить, что в основе существующих политических, социальных и экономических систем и всех надежд на устойчивость лежит здоровая и самовосполняющаяся экосистема. Чем скорее этот факт станет частью наших политических и коммерческих моделей, тем раньше мы сможем пойти путем устойчивого развития.

Текущая ситуация сложилась под действием ряда причин. Основной, на мой взгляд, является фиаско рыночной системы, обусловленное тем, что то понимание и обеспокоенность, которые правительства разных стран продемонстрировали еще в 1992 году, так и не стали стратегией и стандартами. Необходимые изменения произойдут только после того, как изменение рыночных цен просигнализирует о причиняемом нами вреде социуму и окружающей среде. Другая причина, приведшая к формированию текущей ситуации, — неспособность правительств повлиять на компании, которые в погоне за прибылью игнорируют и даже оспаривают законы физики и биологии. Тем не менее ситуация начинает меняться. Сегодня язык и понятия, предложенные Гринписом двадцать лет назад, вошли в обиход таких крупных компаний и консалтинговых фирм, как, например, «МакКинзи» или KPMG. Возможно, в будущем историки оценят неспособность понять фундаментальные изменения в экономической обстановке как крупнейшую политическую и коммерческую ошибку, которую правительства и бизнес-круги могут совершить на этом этапе.

— Устойчивое развитие можно описать, например, как процесс, при котором растет объем производства, но уменьшаются ресурсозатраты. Как нам согласовать ожидания людей со всего мира, желающих избежать бедности и достигнуть процветания, с уменьшением запасов ресурсов и последствиями выбросов парниковых газов? Например, с расширением доступа к энергии жизнь людей, несомненно, станет лучше, но в то же время не приведет ли это к росту производства, потребления и расходования иссякающих запасов ресурсов?

— Устойчивое развитие отражается как в социальной сфере, так и в аспекте охраны окружающей среды. Существование человечества не сможет стать экологически безопасным до тех пор, пока мы не научимся делать больше с меньшими затратами и обеспечивать непрерывное здоровье экосистемы. Это, несомненно, означает повышение материальной эффективности и замену одних материалов другими. С одной стороны, такой переход не получит политической и социальной поддержки, пока население не осознает эти проблемы и не сможет не поддержать необходимые изменения. В общем, у нас есть два выхода. Один приведет нас в мир победителей и проигравших с усилившейся конкуренцией за ограниченные ресурсы, где способность адаптироваться будет иметь решающее значение, но при этом не станет широко доступной. Другой приведет нас туда, где мы сможем использовать свои знания для формирования единого подхода, где эти исторические задачи станут возможностями создания новых производств, рабочих мест и моделей развития.

— Это возлагает большую ответственность на потребителей из развивающихся стран, то есть на новый средний класс, который не сможет следовать моделям потребления, принятым в развитых странах. И это при том, что такие модели пропагандируются и рекламируются по сей день. Транснациональным корпорациям придется быстро и основательно изменить свою продукцию.

— И да и нет. Нет — потому что используемая сейчас ресурсоемкая модель не оставляет нам надежды на то, что формирующийся в развивающихся странах средний класс сумеет получить все те привилегии, которыми пользовалось население развитых стран. Чтобы обеспечить его сырьем и утилизировать отходы, нам понадобится новая планета! Да — потому что мы так и не изучили все возможности обеспечения важными товарами и услугами на фоне существенного снижения материальных затрат. Лидеры рынка знают, что им придется внести изменения как в производство, так и в маркетинг. И мы уже видим первые признаки подобных перемен. Посмотрите на подъем солнечной и ветряной энергетики в Китае. Обратите внимание на то, как производители моющих средств перешли на производство продуктов, требующих меньших затрат энергии, воды и химических веществ, и стали подчеркивать это в рекламе. При этом мы все еще видим компании, которые говорят об охране окружающей среды, но при этом пропагандируют большие неэффективные автомобили и стиль жизни, немыслимые в большей части развитых экономик, не говоря уже о развивающихся. Эту ситуацию нельзя назвать устойчивой. При том, что мы присутствуем при развитии новой модели, нам слишком не хватает лидерства. С точки зрения политики переход к новой модели нельзя отнести к популярным идеям, но с точки зрения выживания в XXI веке он фундаментален.

— Так что же произойдет, если правительственные и деловые круги не сумеют адекватно среагировать на эту опасность?

— Ирония нынешней ситуации в том, что, даже если мы так и не предпримем запланированных стратегических мер для приспособления к грядущим кардинальным переменам, перемены неизбежно произойдут. И тогда нам все равно придется предпринимать определенные меры, но уже в экстренном порядке и без учета долгосрочной перспективы, что означает существенно более высокие социальные, политические и экономические затраты. Если мы не станем энергоэффективными сейчас, то нам придется сделать это позже — когда закончатся доступные газ и нефть. Нам придется разработать новые методы эффективного производства продуктов питания со сниженным водопотреблением, потому что у нас не будет столько воды, сколько мы имеем сегодня. Нам придется научиться жить по-другому и в других местах, потому что из-за изменения климата многие регионы станут непригодными для жилья.

— Но, если люди будут реагировать только тогда, когда они вынуждены, не будет ли слишком поздно остановить изменение климата?

— Число ученых, уверенных в том, что уже сейчас слишком поздно что-либо делать, растет с каждым днем. Мы быстро приближаемся к тому моменту, когда предотвратить прогрессирующее и, возможно, очень быстрое изменение климата и других физических процессов, происходящих на нашей планете, будет слишком поздно. Многие, в том числе и я, уверены, что сегодня нам надо рассматривать устойчивое развитие как вопрос самозащиты. Скромно оценивая свое понимание динамики и сроков затронутых процессов, мы должны готовиться к разрушительным переменам, которые затронут каждого. Одним из величайших провалов международной политики оказалась неспособность донести до населения масштаб и крайнюю необходимость перемен. Изменение климата, например, затронет каждый уголок планеты. В начале этого процесса в большей степени пострадают только отдельные регионы, например, полюса или пустыни. Страны с большей экономической стабильностью смогут выдержать начало этих изменений. Мы увидим, как многие люди будут вынуждены сменить место своего проживания и переместить свои предприятия. Здесь полезно вспомнить о том, что большая часть крупных изменений в численности населения, произошедших после того, как 60–80 тысяч лет назад мы начали исход из Африки, были обусловлены изменением климата. Важными отличиями сегодняшней ситуации являются два факта: нас 7 миллиардов и изменение климата спровоцировано нашей деятельностью. Не существует препятствий, мер или систем, способных остановить великое переселение, связанное с изменением климата или недоступностью ресурсов, которое может произойти в результате повышения уровня моря или изменения режима распределения осадков.

Пол Хонен — директор-распорядитель Sustainability Strategies. С 1975 года он активно работал над рядом глобальных вопросов в области экономики, развития и охраны окружающей среды в качестве дипломата, сотрудника международной организации, директора Greenpeace International, стратегического директора Глобальной инициативы по отчетности (GRI). Став независимым консультантом, сегодня он предлагает услуги правительствам, межправительственным организациям, коммерческим и некоммерческим предприятиям.

Получив образование юриста-международника, с 1975 по 1989 год Хонен представлял Австралию в ОЭСР в Париже, учреждениях ЕС в Брюсселе, а также на Фиджи и Шри-Ланке. В 1992 и 2002 годах принимал активное участие во встречах на высшем уровне по проблемам Земли и переговорах по ряду экологических конвенций (включая Конвенцию об изменении климата). Он также участвовал в разработке и продвижении «Руководства по отчетности в области устойчивого развития» GRI, «Рекомендаций для ТНК» ОЭСР и стандарта ИСО 26000 «Руководство по социальной ответственности».

Пол Хонен проводит семинары для руководителей по внедрению устойчивости в стратегию деловой активности и является экспертом по отчетности по существенности и устойчивости. Его часто приглашают для проведения конференций. Работы Пола Хонена отмечены ведущими и узкоспециализированными СМИ, а сам он регулярно публикуется в журнале «Этичная корпорация» (Ethical Corporation) и блоге об устойчивом развитии (Sustainability Blog) газеты The Guardian.

Пол Хонен — член Королевского института международных дел (Чатем-Хаус) в Лондоне, опубликовавшем в 2012 году работу «Будущее отчетности об устойчивом развитии».

Было бы заблуждением считать, что нынешняя система суверенных государств позволит защитить свою территорию, культуру или экономическую систему от крупных изменений. Успех мер по предотвращению разрушения озонового слоя показал, что только решительные совместные действия будут иметь хоть какое-то влияние. И хотя этим вопросам уже давно следовало стать постоянным пунктом повестки дня Совета Безопасности ООН, на сегодняшний день внимания им уделяется незаслуженно мало. При этом все больше и больше обычных людей начинают обсуждать их за обеденным столом. Растет опасение, что будущее сможет предложить новому поколению не так уж и много. Немногие политики сегодня обещают, что следующее поколение «будет жить лучше». Даже ведущие экономические газеты ставят под сомнение способность системы рыночной экономики спасти себя.

— Что же правительства наших стран должны сделать в краткосрочной перспективе?

Пол Хонен выступает на заседании ООН по основным вопросам частного сектора [Вена, март 2012 г.]. Фотография: Управление ООН по борьбе с наркоманией и преступностью

Пол Хонен выступает на заседании ООН по основным вопросам частного сектора (Вена, март 2012 г.).
Фотография: Управление ООН по борьбе с наркоманией и преступностью

— На сегодняшнем этапе правительства, в том числе и развивающихся стран, продолжают открыто поддерживать миф о том, что наилучшим выходом на ближайшие 10–20 лет является политика сырьевой экономики. На первый взгляд такая позиция имеет разумное объяснение: мы можем преодолеть последствия мирового кризиса 2008–2009 годов, вернувшись к привычной бизнес-модели, созданию новых рабочих мест и дальнейшему росту за счет экспорта, основанного на использовании дешевого сырья и рабочей силы. Однако если мы и вправду сохраним приверженность модели развития, эффективной для XIX и XX веков, все шансы на устойчивое развитие будут утрачены. Такой подход просто ускорит наступление опасного изменения климата, возможных войн за ресурсы (за нефтепродукты, например) и краха общественного доверия к свободному рынку. Таким образом, избежав каких-то финансовых проблем сегодня, мы столкнемся с гораздо более существенными опасностями в будущем.

Сегодня правительствам необходимо честно признать масштаб проблем, но пока этого они так и не сделали. Им необходимо признать необходимость трудного перехода. Сегодня нет однозначного и простого выхода из сложившейся ситуации. Имеющийся же означает переход к «зеленой» промышленности, к «зеленой» экономике, где высоко ценится и эффективно используется сырье и который ведет нас в мир, питаемый энергией Солнца, ветра, возобновляемых источников. Мы охотно тратим триллионы долларов в год на оборону и войны, но не спешим вкладывать деньги в защиту самих себя от изменения климата, снижения уровня бедности и тому подобного. Это плохая политика. Правительствам необходимо отдавать себе отчет в том, что они должны назначить цену за углерод, поскольку в противном случае мы заплатим намного больше, и не только деньгами, но и будущим наших культур и экосистем, а также политических систем, которые мы создали за последние четыре тысячи лет существования городской цивилизации.

— Недавно Вы приняли участие в ежегодном заседании ООН по основным вопросам частного сектора (UN Private Sector Focal Points). Связано ли это с тем, что Вы только что сказали?

— Я думаю, что с точки зрения международного управления это заседание может служить положительным примером. В начале моей дипломатической карьеры отношения между правительством и частным сектором походили на позиционную войну. Правительства, как правило, заседали в одном здании, обсуждали политические вопросы, время от времени приглашая представителей деловых кругов или гражданского общества, чтобы предложить им свое мнение. Это привело к формированию враждебной атмосферы, когда те, кто считал, что их интересы игнорируются, либо пренебрегали межгосударственными процессами, либо поднимали шумиху для привлечения внимания. Сегодня ситуация меняется, а деловые круги и гражданское общество совершенно справедливо считаются важными партнерами. В ходе обсуждения основных вопросов частного сектора было признано, что правительство, бизнес или гражданское общество не могут успешно решить проблемы устойчивого развития в одиночку. Это возможно только в обстановке сотрудничества. Инициатива ООН по деловому сотрудничеству (UN-Business Partnerships initiative), которая сегодня только начала развиваться, является по сути положительным ответом, направленным на объединение ключевых игроков.

— Считаете ли Вы, что ЮНИДО играет важную роль в консолидации усилий ООН, правительств и делового сектора?

— Все чаще и чаще наблюдатели, включая представителей частного сектора, игнорируют или списывают со счетов ООН по причине неспособности этой организации справиться со стоящими перед нами основными проблемами либо ее крайней неповоротливости и бюрократизации. И хотя ООН необходимо реагировать на эту критику, я полагаю, что эта организация играет огромную и не до конца понятую роль. В мире не существует другого института, обладающего аналогичными правомочиями, опытом и компетенцией. Именно это делает ООН исключительным моральным и политическим лидером. Инициатива Генерального секретаря ООН «Устойчивая энергетика для всех» (под председательством генерального директора ЮНИДО Кандэ Юмкелла) и платформа ЮНИДО «Зеленая промышленность», недавно запущенная на конференции «Рио+20», положили начало переходу глобальных вопросов и партнерства с промышленностью на новый уровень. Подобные инициативы крайне важны для стимулирования перехода к новой модели устойчивого развития и экономического роста, которая питается силами частного, государственного и гражданского сектора. Я лично активно поддерживаю платформу ЮНИДО «Зеленая промышленность», которая, по моему мнению, представляет собой историческую возможность объединить организации, входящие в состав ООН, с деловыми кругами, с тем чтобы моделировать и поддерживать передовой опыт и содействовать распространению инноваций в области политики и технологии. Это наша основная надежда не только на постоянное развитие и экономический рост, необходимые для снижения уровня бедности и создания рабочих мест, но и на сохранение и восстановление экосистем, от которых зависит наше будущее.

Беседовал Чарльз Артур

Автор

Пол Хонен

Директор-распорядитель Sustainability Strategies. Эксперт по вопросам экологии


Правила использования статей

© 2010 - 2017, Вестник «ЮНИДО в России». Все права защищены.