Статьи по видам промышленности

50001.pro

Тэги

интервью   проекты ЮНИДО   ЕврАзЭс   промышленное развитие   экология   энергоэффективность   зеленое строительство   зеленые стандарты   качество жизни   сертификация   передача технологий   гидропоника   ГХФУ   ХФУ   R22   озоновые дыры   монреальский протокол   киотский протокол   общественное обсуждение   профессиональное образование   аммиак   промышленность   углерод   глобальное потепление   парниковый эффект   технологии   очистка воды   сточные воды   химический лизинг   зарубежный опыт   энергоаудит   альтернативные источники энергии   биоэнергетика   ветроэнергетика   гидроэнергетика   водородная энергетика   ГЭФ   переработка мусора   саморегулируемые организации   тепловые насосы   нормативы и правила   природный газ   биоразнообразие   инвестиции   возобновляемые источники энергии   гранты   частное партнерство   озоновый слой   землепользование   мировой океан   рыболовство   конференции   социальная ответственность   морские перевозки   энергоменеджмент   уран   ядерная энергетика   озоноразрушающие вещества   биотопливо   законопроекты   налоговые льготы   промышленная интеграция стран   международное сотрудничество   энергосбережение   автоматизация зданий   АЭС   благотворительность  

Моник Барбю: «Мы инвестируем в нашу планету»

В этом году авторитетнейшая международная организация — Глобальный экологический фонд (ГЭФ) празднует юбилей. Вот уже 20 лет ГЭФ, избравший своим девизом фразу «Инвестируя в нашу планету», ведет работу по улучшению экологической ситуации на земном шаре. О том, как осуществляется эта деятельность, каких успехов уже удалось достичь, о прошлом, настоящем и будущем фонда журналу «ЮНИДО в России» рассказала исполнительный директор ГЭФ Моник Барбю.

Исполнительный директор ГЭФ Моник Барбю

— Уважаемая Моник, не могли бы Вы рассказать об истории Глобального экологического фонда?

— Фонд был основан в октябре 1991 г. в ходе реализации пилотного проекта Всемирного банка. Проект предназначался для содействия защите окружающей среды и пропаганды экологического устойчивого развития. Объем выделенных средств составил 1 миллиард долларов США.

Сегодня деятельность ГЭФ заключается в предоставлении грантов и льготных кредитов с целью компенсации расходов, связанных с трансформацией проектов, нацеленных на соблюдение интересов одного государства, в проекты, в которых учитываются их последствия для экологии всей планеты.

Первыми партнерами, занимавшимися реализацией проектов ГЭФ, стали Программа развития ООН (ПРООН), Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП) и Всемирный банк.

В 1994 году в Рио-де-Жанейро на встрече на высшем уровне, посвященной проблемам Земли, была проведена реструктуризация ГЭФ. Фонд официально вышел из состава Всемирного банка и стал постоянно действующей независимой организацией. Решение о преобразовании ГЭФ в независимую организацию повысило интерес к фонду со стороны развивающихся стран и способствовало их более активному участию в процессе принятия решений и реализации проектов. Тем не менее Всемирный банк остается попечителем трастового фонда ГЭФ и оказывает фонду административные услуги.

После реструктуризации ГЭФ стал финансовым механизмом реализации Конвенции ООН по биологическому разнообразию и Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Кроме того, в рамках выполнения Монреальского протокола ГЭФ начал финансирование проектов, позволяющих Российской Федерации и государствам Восточной Европы и Центральной Азии вывести из обращения озоноразрушающие вещества.

Сегодня ГЭФ также является финансовым механизмом еще двух международных конвенций: Стокгольмской конвенции по стойким органическим загрязнителям и Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием.

— Кто финансирует работу фонда?

— Международное сообщество. ГЭФ представляет собой трастовый фонд, пополнявшийся уже пять раз с момента своего образования в 1991 г. В апреле прошлого года 34 страны-донора согласились пополнить фонд на 4,3 миллиарда долларов США, вклад России составил 10 миллионов долларов.

— Какова структура ГЭФ?

— Руководящий орган ГЭФ — Ассамблея. В ее работе принимают участие представители всех стран — участниц фонда. Ассамблея собирается каждые три-четыре года и отвечает за пересмотр и оценку общей политики и операций ГЭФ, а также решает вопросы членства. В совещаниях принимают участие министры и представители высшего руководства всех 182 стран — участниц ГЭФ.

Ассамблея формирует Совет ГЭФ, выступающий в качестве независимого совета директоров. Основной сферой ответственности этого органа являются разработка, утверждение и оценка программ ГЭФ. Участники Совета, представляющие 32 региона (16 — развивающиеся страны, 14 — развитые страны и 2 участника — страны с переходной экономикой), собираются два раза в год. Каждое такое совещание продолжается три дня. Кроме этого, участники Совета постоянно поддерживают связь по почте. Все решения принимаются по общему согласию. «Политика открытых дверей» в отношении неправительственных организаций и представителей гражданского общества, действующая в Совете, делает его уникальной организацией среди международных финансовых учреждений.

— Какое место в структуре ГЭФ занимаете лично Вы?

— Я возглавляю Секретариат ГЭФ, размещающийся в Вашингтоне (США), непосредственно подотчетный Совету и Ассамблее ГЭФ. Задача Секретариата — обеспечение эффективного претворения в жизнь их решений. Секретариат координирует деятельность по разработке проектов, включаемых в рабочие программы, а также контролирует ход их реализации и следование политике и стратегии программ.

— Кто же реализует сами программы?

— В реализации проектов ГЭФ заняты ПРООН, ЮНЕП, Всемирный банк, Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО), Межамериканский банк развития (МАБР), Организация Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО), Азиатский банк развития (АБР), Африканский банк развития (АФБР), Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и Международный фонд сельскохозяйственного развития (МФРСХ).

Кроме того, в Вашингтоне находится Отдел оценки ГЭФ (http://www.thegef.org/gef/eo_office) — независимая организация, напрямую подотчетная Совету ГЭФ. Цель его деятельности — повышение прозрачности проектов и программ ГЭФ, а также пропаганда обучения, обратной связи и обмена знаниями. В сферу ответственности отдела входят три направления: независимая оценка эффективности проектов и программ ГЭФ, разработка стандартов мониторинга и оценки, контроль качества мониторинга и оценки организациями-исполнителями проектов и программ ГЭФ.

— Кто является основными партнерами ГЭФ?

— ГЭФ сам по себе — крупное партнерство, состоящее из независимых учреждений и объединяющее 182 страны, международные, неправительственные организации, представителей частного сектора. Хотя основная наша деятельность ведется посредством десяти перечисленных выше организаций-исполнителей, во многих случаях мы взаимодействуем с представителями стран-участниц напрямую.

— Каковы основные задачи, стоящие сегодня перед ГЭФ? Расскажите об основных направлениях Вашей работы.

— В соответствии с девизом мы инвестируем в нашу планету, являясь крупнейшим публичным спонсором экологических проектов по всему миру. В нашей работе можно выделить шесть основных направлений: сохранение биологического разнообразия, охрана международных вод, борьба с изменением климата, деградацией почв, разрушением озонового слоя и стойкими органическими загрязнителями. Я бы не хотела, чтобы какому-либо из этих направлений отдавалось преимущество перед другими. Однако следует отметить, что такие направления как изменение климата и сохранение биоразнообразия за последние два года вырвались вперед, а вот вопросу разрушения озонового слоя такого пристального внимания не уделяется.

Структура ГЭФ

— Как Вы решаете вопрос о поддержке того или иного проекта? Кто обычно запускает проекты?

— Сам ГЭФ не запускает проекты, это делают государства. Фонд же, являясь независимой финансовой организацией, выдает гранты развивающимся странам и странам с переходной экономикой. Финансирование получают проекты, связанные с сохранением биоразнообразия, противодействием изменению климата, деградации земель, разрушению озонового слоя, выбросам стойких органических загрязнителей, защитой международных вод. Перед этим предложения, поступающие из различных стран, изучаются сотрудниками Секретариата ГЭФ в Вашингтоне, соотносятся с действующими в этих странах приоритетными государственными программами, проверяются на соответствие принципам конвенций ООН.

Как я уже говорила, ГЭФ служит финансовым механизмом исполнения Конвенции по сохранению биологического разнообразия, Рамочной конвенции ООН об изменении климата, Стокгольмской конвенции по стойким органическим загрязнителям и Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием. Кроме того, хотя ГЭФ официально не связан с Монреальским протоколом по веществам, разрушающим озоновый слой, фонд поддерживает его выполнение странами с переходной экономикой.

— Как происходит финансирование проектов?

— Как я уже говорила, ГЭФ получает средства от 35 международных доноров. В апреле 2010 года они согласились предоставить 4,3 миллиарда долларов США в рамках пятого пополнения фонда на период с 2010 по 2014 год. Эти средства ГЭФ будет инвестировать по шести основным направлениям. Каждое из них подразумевает сотни конкретных действий, начиная с проектов по обеспечению гармоничного развития городского транспорта в Катманду, внедрения энергоэффективных ламп освещения в Марокко и заканчивая проектом экстренной эвакуации коал из зон, пострадавших от землетрясения в Китае. Чтобы умножить положительное влияние, необходим синергетический подход, обеспечивающий взаимодействие всех направлений работы, и именно такой подход за все время своего существования реализует ГЭФ. Доллар, вкладываемый нами в сохранение биоразнообразия мангровых лесов, одновременно инвестируется в сохранение объемов поглощения углекислого газа этими лесами. То есть на один доллар мы проводим изменения стоимостью как минимум два доллара. Кроме этого, мы пользуемся поддержкой большой группы экспертов и ученых, занимающихся разработкой стратегий для ГЭФ, — это Научно-технический консультационный совет (STAP — http://www.thegef.org/gef/STAP). Совет помогает странам реализовывать соответствующие меры в таком порядке, который позволяет добиться наибольшего эффекта.

— Каковы планы ГЭФ на XXI век?

— Мы уже определили стратегию на следующие четыре года, и на ее реализацию пойдут средства пятого пополнения нашего фонда. В нашей деятельности мы постараемся уделить больше внимания следующим аспектам:

Во-первых, ГЭФ продолжит выступать финансовым механизмом основных международных экологических конвенций, а значит, будет оказывать множеству стран поддержку посредством инвестиций, технического содействия и научной экспертизы. При этом мы будем стараться реализовывать комплексный подход, предусматривающий работу по нескольким конвенциям и направлениям сразу.

Во-вторых, мы координируем деятельность нескольких фондов, переданных ГЭФ по Рамочной конвенции ООН по изменению климата.

В-третьих, мы будем стараться использовать передовые сочетания финансовых и нефинансовых инструментов для того, чтобы инвестиции давали заметный результат.

В-четвертых, в своей деятельности мы продолжим концентрироваться на инновациях, поддерживать разработку новейших технологий для последующего крупномасштабного внедрения.

В-пятых, нам предстоит закрепить и развить успехи, достигнутые при помощи Фонда Земли, поощряя повышение активности участия частного сектора.

Наконец, в шестых, наша задача — совершенствование стратегий по основным направлениям с учетом новейших научных и политических достижений.

— У Вас есть возможность изучать и сравнивать экологические проблемы разных регионов планеты. Каковы общие моменты и какова специфика ситуаций в разных странах? Могли бы Вы назвать государства, которые могли бы служить образцом с точки зрения экологии?

— Экологические проблемы по своей сути глобальны, так что какой-то определенной страны, не затрагиваемой, например, изменением климата, на планете просто нет. У нас есть два пути реагирования на эти изменения: помочь странам либо уменьшить их, либо приспособиться к ним. ГЭФ компенсирует дополнительные затраты, связанные с учетом глобальных последствий реализации экологических проектов. Эти проекты определяются национальными интересами, которые страны формулируют самостоятельно, так что проекты разных стран могут существенно отличаться друг от друга. Тем не менее, поскольку цели таких экологических проектов согласуются с целями и подходами, предусмотренными конвенциями ООН, существует некоторое общее понимание того, что и как необходимо сделать.

Для решения своих экологических проблем страны выбирают лучший из доступных им способов. Некоторым удается добиться значительных успехов, другие для достижения тех же результатов вынуждены прилагать больше усилий. Я бы предпочла не выделять какую-либо одну страну, но могу привести несколько примеров, когда заметный эффект дало сотрудничество с ЮНИДО.

— По Вашему мнению, какова экологическая ситуация в России по сравнению с другими странами?

— В России существуют огромные пространства нетронутой природы, а также очень большие запасы пресной воды. В России имеются 14 экорегионов (всего на планете их 200), при этом 8 из них характерны только для вашей страны. В России больше лесных массивов, чем в любой другой стране мира, — здесь находятся 22 % всего лесного покрова Земли. Пространство страны, занятое лесами, превышает площадь континентальной части США. Низкая плотность населения в Сибири и на Дальнем Востоке обеспечивает нетронутость обширных территорий, важных как с точки зрения биоразнообразия, так и для поглощения углекислого газа. Наличие всех этих природных богатств иногда приводит к недооценке экологических рисков как в обществе, так и на уровне правительства и, как следствие, к недостаточным темпам экономической и технологической модернизации.

Сырьевая ориентированность экономики, зависящей от энерго- и ресурсоемких отраслей промышленности, создает заметную угрозу для экологии и биологического разнообразия России.

Российское правительство признало эти проблемы и объявило курс на модернизацию всех отраслей народного хозяйства. Эти реформы сталкиваются с многочисленными трудностями, на их реализацию влияют сложные процессы, связанные с переходным типом экономики, изменением структуры управления, глобальным финансовым кризисом. Поэтому ГЭФ оказывает России всестороннюю поддержку.

Планирование лесного хозяйства и система охраняемых территорий в России существуют с XVIII века. В вашей стране есть давняя традиция применения очень строгих режимов запрета («заповедники») и довольно разумного зонирования охраняемых территорий. При этом последние нововведения в российской экологической политике направлены на модернизацию системы охраняемых территорий с учетом более широкого социально-экономического контекста и мнения общественности. Это очень важная область, где могут быть применены международный опыт и методы работы, которые позволили бы обеспечить баланс между преимуществами развития и консервации. Один из примеров работы ГЭФ в России — наш проект в Республике Коми, Объект Всемирного природного наследия. В ходе его реализации решаются вопросы финансовой самоокупаемости и эффективности охраняемых территорий.

— Какая роль отводится России в борьбе с глобальным потеплением?

— Россия занимает четвертое место в мире по объему выбросов парниковых газов после Китая, США и Индии, а среднедушевой объем выбросов в России выше, чем в Японии, Германии или Великобритании. Кроме того, примерно 825 миллионов гектаров леса и около 370 миллионов гектаров торфяников делают Россию крупнейшим хранилищем природного углерода.

Отрадно видеть, что сегодня позиция России по вопросам изменения климата направлена на поддержку международных усилий по решению этой проблемы. Россия выполняет свои обязательства по Киотскому протоколу, последовательно внедряет принципы энергоэффективности, принимает новые законы (климатическую доктрину, Федеральный закон «Об энергосбережении», новую энергетическую стратегию и другие). Этот процесс позволил поставить смелые цели: снизить к 2020 году энергоемкость ВВП на 40 % и увеличить долю энергии, получаемой от возобновляемых источников. Президент России Дмитрий Анатольевич Медведев подтвердил намерение России и дальше двигаться по пути повышения энергоэффективности экономики и снижению влияния на климат даже при отсутствии международных соглашений после окончания действия Киотского протокола. В 2000–2008 годах энергоемкость российского ВВП ежегодно снижалась на 5 % — быстрее, чем во многих других странах. В ответ ГЭФ разработал портфель полномасштабных программ обеспечения энергоэффективности зданий, отраслей промышленности и оборудования.

Основной целью российской Климатической доктрины, принятой в 2009 г., стала адаптация к изменению климата. Географическая протяженность России и разнообразие климатических условий в 83 субъектах Федерации требуют учитывать местные особенности при мониторинге климатических условий, оценке слабых мест и мер по адаптации. Очевидно, что приоритетным регионом является российская часть Арктики. В отличие от других арктических стран в российской части Арктики расположены крупные промышленные центры. Плотность населения в этой части России выше, чем в схожих регионах других стран. Таким образом, при разработке стратегий развития и программ адаптации для арктических регионов требуется предусматривать меры по обеспечению безопасности уязвимых экосистем и местного населения. Важным направлением работы по адаптации к изменению климата являются также горные регионы Северного Кавказа, Алтая, Саян и степные экосистемы.

— Каковы объемы инвестиций ГЭФ в российские проекты?

— С 1991 по 2010 год ГЭФ предоставил России 351,9 миллиона долларов США на реализацию внутренних, региональных и глобальных проектов. С учетом софинансирования объем фактически предоставленных средств составил почти 1,5 миллиарда долларов. Объем прямого финансирования страны составил 247 миллионов долларов, 919 миллионов пришлось на софинансирование.

Самые крупные суммы были выделены на борьбу с изменением климата (93 миллиона долларов), сохранение биоразнообразия (86 миллионов долларов), регулирование оборота химических веществ (76 миллионов долларов) и охрану международных вод (71 миллион долларов). Оставшиеся 26 миллионов были направлены на разносторонние проекты, предусматривающие работу сразу по нескольким направлениям.

— Вы участвовали в Международном форуме по проблемам сохранения тигра, прошедшем в Санкт-Петербурге в ноябре прошлого года. Пожалуйста, расскажите о роли ГЭФ в реализации Программы сохранения тигра.

Исполнительный директор ГЭФ Моник Барбю

— ГЭФ — партнер Всемирного банка и других участников разработки Международной программы сохранения тигра (МПСТ). И наш фонд, и Всемирный банк уже уделяют внимание проблемам тринадцати стран, в которых обитают тигры. Некоторые из них уже взяли на себя обязательства выделить на мероприятия по защите тигра около 35 миллионов долларов из средств, предоставленных ГЭФ. Если эти мероприятия окажутся эффективными, ГЭФ готов и дальше их финансировать.

Если упомянутые выше средства будут использованы не только на защиту тигров, но и на сохранение биоразнообразия в целом, а также на сокращение вырубки лесов, приводящей к увеличению объема вредных выбросов (программа REDD+), то ГЭФ дополнительно предоставит таким странам 12 миллионов долларов, а также окажет определенную координационную поддержку.

Таким образом, можно говорить о возможности получения грантов в размере почти 50 миллионов долларов при условии обеспечения необходимого объема софинансирования. Мы считаем, что взяв на себя такие серьезные обязательства, ГЭФ обязательно привлечет необходимые ресурсы из самих стран. Но для успешной реализации этого масштабного плана необходим особый орган, который регулировал бы действия доноров, стран обитания тигра и прочих участников проекта.

Такой орган, в частности, мог бы заниматься стратегическим распределением ресурсов между странами. Без такого органа ресурсы будут распыляться, что станет препятствием на пути реализации программы.

Все это — логические выводы из опыта предыдущих инвестиций в рамках МПСТ и участия в Тигрином саммите в Санкт-Петербурге. Как и во всех прочих проектах со дня основания ГЭФ, Всемирный банк выступит партнером в реализации данной программы. Хотя мы ожидаем, что государственные органы исполнительной власти, а также негосударственные организации, отвечающие нашим требованиям, сделают существенный вклад в реализацию данного проекта, в том числе и путем предоставления дополнительного финансирования.

— Вы приняли участие в деловом обеде с премьер-министром Владимиром Путиным. Какие вопросы Вы обсуждали?

— Действительно, у нас была встреча, которая прошла в очень дружелюбной атмосфере. Основное внимание мы уделили вопросам, связанным с Международной программой сохранения тигра и общей программой работы ГЭФ в России. В ходе обсуждений с представителями российского правительства мы поговорили о прошлых достижениях и перспективах нашего сотрудничества в сфере экологии в Российской Федерации.

— Какие проекты ГЭФ планирует реализовать в России в ближайшем будущем?

— В настоящее время Советом ГЭФ утверждено 15 проектов, общий объем грантов ГЭФ по которым составит 103,4 миллиона долларов США, и еще 541 миллион придется на софинансирование. Девять из этих проектов (общая сумма грантов ГЭФ — 82,9 миллиона долларов, сумма софинансирования — 453,2 миллиона долларов) готовы к запуску прямо сейчас.

Вкладом ГЭФ в борьбу с изменением климата станет «Программа повышения энергоэффективности в Российской Федерации». Различные проекты в рамках программы, реализуемой ПРООН, ЕБРР и ЮНИДО, позволят повысить энергоэффективность промышленности, зданий и систем освещения путем законодательных мер, инвестиций и развития мощностей на федеральном, региональном и местном уровнях.

Эта комплексная программа будет включать в себя весь сектор строительства, в том числе проектирование ограждающих конструкций зданий, систем — потребителей энергии, бытовых приборов, оборудования, используемого для отопления, охлаждения и освещения, а также систем управления зданиями и регулирования энергопотребления. Реализация проекта в промышленности будет способствовать распространению энергоэффективных технологий и методов производства. Особое внимание будет уделено предприятиям, являющимся крупными источниками выбросов парниковых газов.

В сфере сохранения биоразнообразия будет реализовываться проект «Включение мер по сохранению биоразнообразия в принципы и практику работы российской энергетики».

Он позволит российским предприятиям энергетического сектора расширить возможности по минимизации влияния на биоразнообразие таким образом, чтобы обеспечить максимальную возможность сохранения существующих экосистем. Непосредственным результатом проекта станет оказание содействия вашей стране в процессе включения мер по сохранению биоразнообразия в программу развития российской энергетики и в принципы и практику работы российских энергетических предприятий посредством пилотных проектов в шести областях России.

Примером проекта, в котором объединяются ресурсы ГЭФ из двух направлений (биоразнообразие и водоснабжение), является «Комплексный проект рационального использования и воспроизводства природных ресурсов трансграничной экосистемы озера Байкал».

Одним из первых проектов, предполагающихся к реализации в России в рамках пятого пополнения ГЭФ и подлежащих рассмотрению Советом ГЭФ, является «Проект финансирования “Программы энергоэффективности в России”». Исследование, проведенное Всемирным банком в 2008 году, показало, что Россия может снизить общее потребление энергии на 45 %, или в абсолютных цифрах — на 294 миллиона тонн нефтяного эквивалента, что означает сокращение объема выбросов углекислого газа на 793 миллиона тонн в год. Полная реализация потенциала энергосбережения в России обойдется экономике в 320 миллиардов долларов, но в результате ежегодная экономия для инвесторов и конечных потребителей составит примерно 80 миллиардов долларов. Реализация потенциала энергоэффективности в России позволит сэкономить 240 миллиардов кубометров природного газа, 340 миллиардов кВт∙ч электроэнергии, 89 миллионов тонн угля и 43 миллиона тонн сырой нефти и ее эквивалентов в форме очищенных нефтепродуктов. Проект направлен на сокращение объемов выбросов углекислого газа за счет устранения барьеров на пути инвестиций в повышение энергоэффективности промышленного и коммунального сектора.

— Моник, Вы руководите крупной международной организацией, оставаясь при этом элегантной женщиной. Как Вам это удается? Легко ли быть женщиной и руководителем одновременно?

— То, как я одеваюсь, — мой способ показать, что я женщина. И при этом — исполнительный директор. Между мужчинами и женщинами существует определенная разница, и это следует учитывать. Я не перестала быть женщиной только из-за того, что у меня есть свои стремления.

И вы еще спросили, тяжело ли женщине быть исполнительным директором? Ну, если учесть то, что всего 15 из 500 крупнейших мировых компаний управляются женщинами, можно предположить, что женщине сложнее, чем мужчине, стать исполнительным директором и эффективно управлять крупной организацией. Однако, если вы женщина, которой нужно быть женой, матерью, другом, поваром, а может еще и садовником — и в то же время успешным исполнительным директором — и успевать все это за те же 24 часа, что и все другие, вы начинаете верить, что нет ничего невозможного. Я также использую этот принцип в своей работе. Если вы верите в то, за что сражаетесь, — ничто вас не остановит.

— Какие принципы организации работы, на Ваш взгляд, должен исповедовать эффективный руководитель — такой, как Вы?

— Вне зависимости от пола исполнительный директор, который хочет добиться успеха, должен обладать рядом личных качеств и умений. У вас должно быть собственное представление обо всем, и вы должны уметь донести его до других, вы не должны бояться создавать новые правила, вы должны концентрироваться на достижениях, уметь сохранять спокойствие в трудных ситуациях и превращать проблемы в возможности. Но моим самым главным преимуществом являются мои сотрудники. Я считаю лучшим решением для исполнительного директора привлечение сильных и компетентных руководителей, которым можно довериться и передать часть полномочий.

— А главные человеческие принципы?

— Уважительное отношение к другим, как на работе, так и в частной жизни. Кроме этого, будучи исполнительным директором, вы отвечаете за то, чтобы отношения в вашей организации не были чисто деловыми, чтобы оставалось пространство для человеческих отношений и эмоций. Это позволит добиться максимального результата от своих сотрудников.

— Моник, что бы Вы пожелали читателям нашего журнала?

— Для сохранения окружающей среды, чтобы оставить ее нашим потомкам в состоянии, которое позволит им наслаждаться здоровой жизнью, требуется нечто большее, чем ГЭФ. Необходимо, чтобы каждый из нас верил в возможность устойчивого развития нашей цивилизации и на своем уровне стремился к этому. Я бы хотела, чтобы это услышали читатели вашего журнала и чтобы эта мысль распространялась все шире и шире.

Автор

Моник Барбю

Моник Барбю

Исполнительный директор ГЭФ


Правила использования статей

© 2010 - 2017, Вестник «ЮНИДО в России». Все права защищены.